Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:50 

кризис внятности
Семь часов после наркоза. Хочется пить.
Бог остался во мне допущением в количестве "Пи",
и пока хоть несколько сотых его во мне
я продолжаюсь вовне.
Я продолжаюсь, я прорастаю сквозь стены, прорастаю сквозь дом.
Меня так много, что я удерживаюсь с трудом,
чтобы не разбить макушку о небесную твердь.
Отворяется дверь
и надо мной течет голос, мелькают белые рукава,
а я так высоко, что едва различаю слова.
Я скребу ногтем голубой купол, остается полоской след.
С неба падает снег.
С неба падает снег, падает мимо пересохшего рта
на холодные щеки стен, на языке стекла тает,
затылку жарко, жар оставляет трещины на губах:
это солнце в моих волосах
запуталось, я смахиваю его рукой с небес.
Говорят, здесь живут ангелы. Но я здесь
не вижу никого, только паутина, местами краска облупилась совсем.
я снимаю серп
лунный, висящий на гвоздике, и прорезаю в небе окно.
С той стороны окна безветренно и темно.

Бог во мне смеется, ему хорошо, он бубном меж ребер стучит.
У него все ключи от неба и от занебесья ключи,
он говорит мне: "Пережди зной, перетерпи сушь, -
и познаешь суть."
Он говорит: "Это проступает сквозь кожу морская соль.
Не скучай о солнце, я слеплю тебе дюжину солнц."
Он говорит: "Ты почти сумел, ты почти герой,
я дарю тебе ангела". По небу идет Пьеро
взмахивает белыми рукавами, я не вижу ни губ, ни глаз.
У него в руках золотым пером сверкает игла.
Голос течет надо мной, подо мной, во мне,
утомляет, не утоляет жажду, не утоляет, нет.

Я врастаю в дом, я не чувствую рук, не чувствую ног.
Я врастаю в стены, врастаю в комнатный потолок,
я врастаю в кровать, в ее холодный железный скелет,
прорастаю временем на тонком холодном стекле,
прорастаю буквами сквозь белый-белый листок.
Где-то во мне досчитывается бог,
и когда досчитается, дотикает, доболит, добелеет -
я прорасту собой и останусь равным себе.

@темы: стихи

22:13 

кризис внятности
я буду с тобой говорить, я не позволю тебе уйти,
так далеко, чтобы не найти дороги ко мне.
бумажный журавлик вслед за тобой летит
первый из тысячи. и в сиреневой тишине
в узкой твоей ладони морской прибой
тёплой и влажной солью оставит след.
я продолжаю здесь говорить с тобой
даже тогда, когда тебя рядом нет.

@темы: стихи

00:51 

кризис внятности
Тебе навсегда
быть с обратной стороны листа.
Где мир - не тот, и я, наконец, не та,
что выходит с зонтом под ноябрьский холодный дождь.
Ты не ждешь
моих писем, и песен,
ты никогда не ждешь моих слов.
Еще ни разу не было так, чтобы мне повезло,
чтобы, придя к порогу, я услышала: "Вот и ты!"
Все твои мосты
прочны и каменны,
их не разводят в полночь, как повелось.
И есть кто-то, кто скажет: "Куда ты и что стряслось,
что тебя несет в промозглую темень, в сырость и хмарь?"
На тебя январь
шит по мерке. Но я прибуду, как подарок к важному дню.
Я покажу тебе, что с изнанки своей храню -
все мои сказки, и мои простые, без мистики, сны.
У моей войны
нет цели, я говорила. Ты остался глух.
Есть то, что все-таки не произносят вслух.
Есть прикосновения. И они заказаны мне,
как самое страшное оружие на войне.

Ты смотришь в окно. За окном горят фонари.
Говори со мной. О чем-нибудь, говори.

@темы: стихи, внутренний фронт

22:50 

кризис внятности
они все равно будут. плохие или хорошие.
они будут здесь.


Ты цитируешь Бродского и не хочешь писать про быт.
У меня 37,4. Меня знобит
и я не могу вспомнить в ответ цитату, ну хоть одну.
Вместо этого я пишу про свою войну.

Мир велик, заоконен, замониторен, вне.
В нем так много всего написано о войне,
и словам илиадно, роландно, ремарково так,
что они норовят сбежать поскорей с листа.

...Здесь чернеет небо, испачканное о дым.
Ветер холоден, лют, и бьет, как всегда, под дых,
и последний бомбардировщик идет на взлет.
Здесь проходит моя граница, мой внутренний фронт.

Ты стоишь на границе, скажи, ты правда готов
воевать с моей многотысячной армией слов,
тратить время и силы, вступая в бессмысленный бой
там, где я воюю с собой?

И не спрашивай, есть ли смысл и есть ли цель.
Здесь любой, кто сюда пришел, попадает в прицел.
В этом внутреннем бесконечном армейском шоу
никогда ничего не кончается хорошо.

Ночь. На внутреннем фронте атака. А наяву -
ты из тех, кто не может прийти, если я зову,
чьи слова могут больно ранить, но не убить.
Ты цитируешь Бродского. Полночь. Меня знобит.

@темы: стихи, внутренний фронт

22:13 

кризис внятности
я пишу тебе, что день ото дня просыпаюсь живой.
я встаю живой с кровати, я иду по коридору живой.
я готовлю себе еду или не готовлю себе еды.
я выхожу из дома - живой. что об этом ты
хочешь знать? я прохожу живой сквозь воду дождя.
я все еще жива - в ноябре, в меня глядят
лужи, утром им особенно важно смотреть в живых.
я прохожу по лицам их, по телам их,
я иду по воде их, беспричальным иду кораблем,
живым фрегатом под ноябрьским простудным дождем.

я пишу тебе, что однажды я была мертва.
так мертва, что сквозь меня прорастала трава,
что свет проходил сквозь меня, за меня, дальше меня,
и я шла сквозь свет, свои очертанья меняя...
я пишу тебе, как я шла мертвой через солнечный свет
чуть меньше трех человеческих полных лет.

и вот я пришла в эту осень, в ее холодное здесь.
у меня есть форма, и койка, и пайка есть.
я умею делать стойку и отдавать честь,
я уже не веду обратный отсчет ночей.
я пишу тебе, что день ото дня просыпаюсь живой.
я встаю с кровати живой и иду сквозь время - живой.
но сквозь меня больше не проходит свет,
и внутри меня нет света, и воздуха нет.
и для тебя, кроме слов, ничего не осталось во мне.
я иду по воде, я тупею на этой войне.

мертвое мертвым, живое живым, я болтаюсь между
дождем и асфальтом, между немотой и нежностью.

@темы: стихи, внутренний фронт

16:13 

Внутренний фронт

кризис внятности
1.

сердце - белый треугольник,
лист стандартного формата
сложен так, что сразу ясно:
почта с внутреннего фронта.

/читать/

2.
Кто учил тебя
складывать
солдатские
треугольники?

Алкоголики?
Наркоманы?
Белые кролики,
норовящие выскочить из-под шляпы,
как из норы?

Кто учил тебя правила игры
переписывать под себя?
Ты сидишь на чужих словах,
ты - текстовый джанки.
Но я сам такой.
Мне тебя совершенно не жалко.

/.../

@темы: внутренний фронт, стихи

13:13 

когда работа доканывает

кризис внятности
Когда работать становится совсем невыносимо, я страдаю херней. Примерно вот такой:

Главный распорядитель бюджетных средств
несет ответственность за целевое использование
средств субсидий из федерального бюджета
бюджету города S.

Главный распорядитель бюджетных средств
направляет в Департамент финансов города S
Заявку
на возврат неиспользованных остатков средств
субсидий
из федерального бюджета.

Департамент финансов города S
получает заявку
на возврат неиспользованных остатков средств
субсидий
из федерального бюджета.

Департамент финансов города S
по форме, установленной Министерством финансов,
и в срок до n-ого числа месяца,
следующего за отчетным периодом,
предоставляет отчет
главному распорядителю бюджетных средств:

Характеристику
Единовременной
Реализации средств,

Выделенных
Администрации города S
Министерством финансов.

@темы: трудовыебудни

13:10 

про интересных собеседников

кризис внятности
Вам случалось когда-нибудь скучать о ком-то, кого вы ни разу в жизни не видели? Перечитывать старые слова, теперь уже совершенно иначе, спокойнее, и находя а них какие-то смыслы, которых в момент написания этих слов не было? Слова могут быть свои и чужие, и через время в них видится что-то такое, чего с первого раза не заметил.
Здесь могло бы быть рассуждение о том, как здорово вести дневник - в красивой тетрадке, аккуратной удобной ручкой записывать неторопливым почерком все, что происходит и чем полна голова. Это правда, но это я уведу в затекстовое где-то (когда-то?) как неслучившийся эпизод, как вероятность. Потому что дневник никогда не сравнится с диалогом.
Вот это классическое "Дорогой дневник!" - разве не тоска по воображаемому собеседнику, которого нет и которому так хочется показаться в своем неподдельном, неприкрашенном виде, и знать, что тебя примут и посочувствуют?
Все дело в малом, дорогой дневник: я жду письма. От человека, которого никогда не видела, и не знаю, увижу ли когда-нибудь. Это не важно: увидимся мы или нет. Важно то, как и почему люди становятся друг другу важны. Я с трудом - в нынешнем году действительно с трудом, как четырехлетка, впервые попавшая в детский сад - пытаюсь разобраться в том, как у людей получается общаться друг с другом, где та черта, где те знаки, переступив которую, прочитав которые ты можешь без опаски двигаться навстречу другому - и быть принятым? И почему незнакомцы, бумажные или электронные ангелы, состоящие из знаков на белом - оказываются ближе, чем теплые и мягкие близкие человеки?
Я знаю, что дождусь. Что однажды, уже почти забыв о том, как важно мне было дождаться, я буду счастлива внезапной - встрече? Но сегодня здесь снежно и холодно, и ожидание растягивает время.

11:39 

про умение отпускать и личные годовщины

кризис внятности
Поэт издалека заводит речь... Графоман начинает сразу.
Я, как нечто, что болтается где-то между, но стремится ко второму варианту, иногда начинаю с середины.
Уже неделю хожу с желанием изнасиловать мозг и тело алкоголем в количествах, несовместимых с вменяемым состоянием, и, конечно, не имею такой возможности. В моей жизни псевдокавказский тост из старой советской комедии превращается в сценарий, только в отличие от козы и дома, я хочу юбку и куртку, а из возможностей у меня - мытье посуды и готовка.
13 октября мой персональный внутренний кошмар перевалил очередной рубеж. По этому поводу я испытываю жгучее желание отрезать себе то место, в котором продуцируются мои внутренние истории. У меня весьма богатая внутренняя жизнь, там такие страсти кипят, что Шекспиру бы жизни не хватило описывать. К реальности эти страсти имеют столько же отношения, сколько шекспировские трагедии. Жаль, что из этого романов не получается, я могла бы сделать состояние на слезливой женской прозе, которую продают в киосках Роспечати и на вокзалах книжками, которые рассыпаются сразу после прочтения и которые не жаль бросить в урну сразу же, когда добрался до места назначения.
Странно отмечать годовщины начала и окончания депрессии... Впрочем не знаю, люди вообще звери странные. Празднуют же они день менеджера или день жестянщика. И ничего. Радуются. Нажираются. Я тоже хочу - в кои-то веки побыть "как все". Хотя бы в этом. И не надо, не надо говорить мне о том, какие надо выбирать примеры для подражания. Я уже неделю где-то внутри мокрое склизкое нечто, мне хочется привести план содержания и план выражения в гармонию друг с другом, хотя бы во славу псевдоиндийского бога Патамушта и псевдославянской богини Уйбля.
...Человек взмахивает рукой. Поворачивает голову, смотрит на небо, там солнце заходит, косые лучи ложатся на прелую листву под ногами. Я говорю какие-то слова, за которыми прячется так много, и которые звучат так безобидно. Мое персональное никогда. Мое невозможное, не сбывающееся "потом", в котором меня столько же, сколько света помещается в зажатой в кулак ладони.
В этом месте мне бы, удерживая градус напряжения, сказать стандартное: "Я тебя отпускаю", - но это будет неправдой. Я этим болею, оно растет во мне. Это невозможно отпустить. Я просто проживаю это, иду сквозь время, сквозь воздух, прозрачный и холодный, сквозь улицы с теряющими листву деревьями. И где-то внутри, укутанная в мягкое покрывало фантазии, лежит моя очередная невозможная история. Ей уютно по кожей, под мышцами, под ребрами, в точке солнечного сплетения, как на перекрестке всех моих путей. Я раньше думала, что перекресток - это всегда точка схождения вероятностей, теперь я знаю, что бывают точки схождения невероятностей, перекрестки ложных надежд. И я стою в самом центре, подставив ветру лицо, и осень шумит и обнимает меня за шею холодными пальцами. А человек едет по дороге на север. Слушает музыку, и, конечно, совсем не думает обо мне. Не хочет пить со мной вино, у него свой мир, и в этом мире он совсем не таков, каким я его знаю.
Как рассказать об этом? И как об этом не рассказать? Я теряюсь в осени, в собственной тоске, от которой я тоже устала, как и от постоянных невстреч и невозможностей.
У меня под кожей застрял октябрь, единица торчит из-под левой руки, как стрела, а тройка двумя серпами срезает с меня последние остатки гордости.

@темы: лирическая порнография, как трудно быть (с)

14:58 

про самолетики

кризис внятности
Кто-то для исполнения желаний складывает бумажных журавликов. Я заметила, что я складываю бумажные самолетики изо всего, что под руку подвернется. Иногда не задумываясь. Я не знаю, сколько их уже было сложено за нынешний год, я не считала. Может быть, они как-то помогут мне, а может, это просто невротическая привычка теребить что-нибудь в руках.
У меня - год бумажных самолетиков.
Год бумажных крыльев.

...и желание - может быть исполнится?..

13:53 

Упражнение в рифмовке

кризис внятности
Текст из серии: "Чтоб не сдохнуть от тоски, напиши хоть что-нибудь". В качестве эпиграфа хочется цитировать Бараша: "Ночь, покой, луна, вода, вдохновенья больше нет". Как-то так.

На внутреннем море штиль.
Снимаю свои ботинки,
сажусь на белый песок,
прячу в ладони лицо.

На внутреннем море штиль.
Парусник был в пути,
а нынче - в точке покоя,
на границе неба с водой.

Я жду его много дней,
сильнее других кораблей,
но он неподвижно тих.
На внутреннем море штиль.

И солнце лучами кос
срезает мне цвет с волос.
Я стала белым-бела,
пока корабля ждала.

На внутреннем море штиль.
Меня не видно почти,
я стала тихим-тиха,
как тихий шорох песка.

Зажатый меж двух миров,
мой парусник ждет ветров.
Но ветры сюда не спешат.
И я разучаюсь дышать.

@темы: стихи

21:06 

кризис внятности
18:31 

кризис внятности
уходя, спрячь в кармане ключи, чтобы можно было вернуться.
у меня есть сотни причин коснуться
тебя, провести пальцами по твоим ладоням.
так уходят из дома
в ночь, по тропинке, что вьется между
трав с неизвестными именами,
так питаются снами,
вбирают чужое тепло. так пускают вражду
под ресницы.
так вяжут на спицах
петли, и прячут в шарфах несказанные слова.
так уходят из дома, едва
поняв, что на самом деле зовется "дом".
так уходят - с трудом
втискивая себя в обувь, завязывая шнурки
медленно-медленно. пальцы правой руки
немеют, и комната съеживается до размеров шапки.
так решают
задачку на не-бытие. теребят в кармане брелок.
так уходят, как я ухожу - чтоб однажды прийти
и стоять на пороге с каменным словом "прости",
обнаружив несовместимый с ключами замок.

@темы: стихи

00:07 

Хорошие девочки

кризис внятности
Злая, злая муза. Долго не заглядывала ко мне, а теперь явилась нервная и саркастическая. Мы с ней немного посидели на кухне и сочинили нечто: про хороших девочек и стихи.
/Писалось с себя в т.ч./

Про хороших девочек

Хорошие девочки красят волосы
исключительно в рыжий цвет,
чтобы себя называть, используют
имена, которых нет,
любят до помутненья рассудка
героев придуманных войн -
часто у них напрочь отсутствует
желание быть собой -
и они играют в неправильных мальчиков
через w.a.s.d.
чтобы почувствовать обманчивую
гордость и томленье в груди,
пожить за себя, за того парня,
а лучше - за обоих сразу,
а еще лучше - свести их в пару
и сочинять об этом рассказы.
Хорошие девочки пьют текилу
и пишут об этом в блог
с такой огромной поэтической силой,
что плакал бы даже Блок,
но даже пьяным красноречьем пЫша,
договариваясь до чепухи,
хорошие девочки не звонят бывшим -
о бывших сочиняют стихи.
Хорошие девочки выглядят так,
что можно хоть в ад, хоть в рай,
хоть с десантниками в фонтан,
хоть к английской королеве на чай,
хорошие девочки не ходят - летают,
они готовы всегда
к чему-то из... Но не попадают
ни туда, ни туда,
поскольку работа-дом-работа-
дом-тренажерный зал;
по вторникам, пятницам и субботам -
курсы укладки шпал,
ловли коней, тушения изб,
подковывания блохи:
кроме бывших есть столько в жизни -
чтоб сочинять стихи.
Хорошие девочки начинаются
с цифр 1 и 7,
и, сколько бы времени ни прошло,
остаются там насовсем,
курят кальяны, спят друг с другом,
очень хотят быть плохими.
И не покладая тоненьких рук
пишут и пишут стихи.

И глядя на бесконечные толпы
рифмующих этих блядей,
я страстно желаю взять двустволку
и начать убивать людей.

@темы: лирическая порнография, стихи, творчество и около того

22:12 

кризис внятности
...сквозь сердце растёт-прорастает вереск.
мамочка-мама, возьми меня на колени,
укачай меня на руках, поцелуй в макушку,
такую маленькую, маленькую такую.
речи, как реки, реки, как речи,
слова мои - лодки, слова мои - волны.
для колыбельных есть время - вечер.
для заклинаний есть птица - ворон...

20:29 

осенние погадашки

кризис внятности
18:20 

Про день рождения и радости жизни.

кризис внятности
Собственно, на прошлой неделе он случился, и нынче моя 31 осень.
Особенно я ни на что не рассчитывала, но из хорошего - сообщение мной случился новый ловец снов, изумительный, работы Stichi. У меня новые брючки в любимые красно-черную шотландку, новый рюкзак в клеверных листиках и божьих коровках. Новый телефон, на который я никак не нарадуюсь, он рыж и прекрасен. Правда, я еще не до конца разобралась в нем, но это просто вопрос времени.
Простые радости: хорошие люди рядом, солнце бабьего лета, и днем в перерыв можно бродить в одной блузке, не опасаясь простуд.... Облака на небе, латунная сова на шейном шнурке. Я, определенно, нравлюсь себе этой осенью.
Немного портят картину проблемы на работе, но я стараюсь забывать о них, когда выхожу за нашу пафосную стеклянную дверь.
Моя осень - о внутренней тишине. Может быть, получится остановиться и понять, каким должно быть мое "дальше". А мои глупые желания мне простятся и будут только сниться, забываясь к утру.
Мне бы только успеть сходить к реке, пока погода не испортилась. Опустить руки в темную воду, смыть все лишнее, что ношу на себе, - как было бы хорошо.
У меня есть еще половина сентября. Это прекрасно.

@темы: радости

21:55 

Верь мне, ёжик.

кризис внятности
На окне понемногу умирает очередной
цветок, стойко ждущий влаги уже седьмицу.
Я смотрю на людей. Нет, не так. Я смотрю на лица
и пытаюсь понять, что в них так и не так со мной.
Мой цветок тянет тонкие стебельки
к заоконной осени, силясь поймать хоть лучик.
мне без слов - твоих и чужих - становится лучше, -
верь мне, ёжик.
На берегу реки
снова холодно, пусто, знобко, глядит туман
в потемневшую воду, и бродит грустная лошадь,
мы в тумане тонем по грудь... И в редких прохожих
я тебя не узнаю. Можно сойти с ума
и кричать твое имя, как будто в лесную чащу
отпуская звук, и ловить тишину в ответ.
Мой цветок тянет тонкие листья туда, где свет.
Я тянусь к тому, что кончилось, не начавшись.
Верь мне, ёжик.
Всё во мне - едкий дым
можжевеловый. (Говорят, лечит боли в горле.)
Ты пройдёшь сквозь туман и выйдешь к большому морю
и оставишь у моря в белом песке следы.
Я останусь там, где натопленный самовар
остывает над миской с вареньем в который раз.
Кто протрёт мои звезды, чтобы сияли радостней,
если нет, как прежде, ответа моим словам?
Верь мне, ёжик.
Мы с глупым моим цветком
не сдадимся туману, сырости, темной ночи.
Я полью его завтра утром. Потом по почте
я отправлю к морю больше-большое письмо:
белый лист, в бумажный кораблик сложенный.
От реки веет холодом. (Дождь бы, что ли, пошел?)
И с лицом моим все хорошо. Все хорошо.
Просто тает туман на щеках.
Ты мне веришь, ёжик?

@темы: стихи

22:14 

кризис внятности
У кого что, а у меня очередные конкурсные дела, "великое судейство".
Nis саркастически ухмыляется: "Ты опять? Ну суди, суди..." А я, загибаясь в крендель от хохота, цитирую ему наиболее выдающиеся места, вроде "и то, что билось сердцем, осталось позади". Прелесть, по-моему.

Вечера проходят тихо. Дни проходят незаметно. Лето состоит из совсем небольшого числа выходных дней, и в прошедшую пятницу была последняя короткая летняя смена. А дальше - сентябрь. Просто сентябрь, "мой" месяц, который ничего не обещает, кроме самого себя - рыжих листьев, постоянно меняющегося неба, ещё не холодных дождей и запахов, и этого чувства внутри, что если я живу - уже столько сентябрей - на земле, значит, наверное, живу зачем-нибудь.

Я живу, перестав надеяться на какое-то неведомое "потом", которое все равно не случается, и, наверное, уже не случится. Вместо того, чтобы надеяться, я успеваю с дочкой в детский городок - как раз в двухчасовом перерыве между двумя ливнями. Бросаю монеты какому-то очаровательному гитаристу, надрывно орущему у реки что-то из Чайф, покупаю теплый хлеб в маленьком магазинчике у дома, чтобы сразу, не успев переодеться, поделить его с Лиськой, хрустеть корочкой, смотреть, как она с аппетитом поедает нежную "мякушку", как хитро улыбается, стесняясь попросить добавки, - забавный зверь Лиса.

Я живу внутри музыки, запутываюсь в нити слов, как в кокон. Все они - вдруг - обо мне. Но о том, как я с этим справляюсь, не имеет смысла рассказывать. Лучше - о простых вещах.
О том, что компот из крыжовника при творческом подходе получается вкуснее глинтвейна.
О том, что я учусь иначе дышать, даже когда воздуха, кажется, не хватает.
О замечательных людях, которые меня окружают, и которым я готова говорить "спасибо!" по сто раз на дню - просто за то, что они есть.
О звездах. В этом году я видела падающие звезды впервые в жизни, и это удивительно и прекрасно.
О том, что волосы вспомнили, как завиваться в кудряшки, и я этим бессовестно пользуюсь, практически, перестав их "укладывать", и хожу растрепанным воробьем, но мне нравится.
О том, что в обеденный перерыв можно просто куда-нибудь пойти, дав волю ногам, главное - успеть вовремя вернуться.

А обо все остальном: о снах, о разговорах, которых не хватает, о том, что стихи и сказки не торопятся выбираться наружу изнутри, - обо всем этом можно поставить многоточие.
...

17:38 

маленькая персональная катастрофа

кризис внятности

Там, где чудища живут

главная