• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Стихи (список заголовков)
22:39 

сегодня

кризис внятности
Сегодня я поняла, я - горный перевал,
дерево, одиноко растущее у самой тропы.
я помню тех, кто подо мной горевал,
я помню тех, кто каблуки впечатывал в пыль.

они проходили мимо, а я давала им имена,
тем, кто не спешил и тем, кого торопил дальний путь.
тем, кто не искал приюта на моих камнях,
и тем, кто решал остановиться и отдохнуть.

за гребни гор цепляются облака,
солнцу холодно бегать по ним босиком.
сколько сердец грелось в моих руках,
скольким из них ветер принес покой?

но никто из них не оборачивался, уходя,
они жаловались на стужу, но никто не развел огня.
сегодня я поняла, я - тонкая корочка льда,
и только небо способно бесконечно глядеть в меня.

@темы: стихи

22:57 

буратино

кризис внятности
кто-то летает во сне, кто-то пьет дешевый портвейн.
я буратино, у меня есть ключ от нарисованной двери.
папа, я завтра съезжаю. папа, мне нужен ответ,
какому дьяволу мне теперь присягать на верность.

мне кажется, у него должна быть длинная борода,
и черная плеть за поясом, и кошель с золотыми.
папа, скажи мне, почему ты никогда
не учил меня искусству ладить с другими,

распознавать, кто плут, а кто с чистой душой?
папа, у него толстый живот и сладкие песни.
папа, я больше не могу оставаться с тобой,
поедая лук и ожидая манны небесной.

папа, я завтра съезжаю. береги себя.
и вот этот очаг на старой холстине.
там, где каблуки о подмостки стаптывает судьба,
уж верно, найдется место для буратино,

для его длинного носа и деревянных ног.
у тех, кто летает во сне, тоже бывают паденья.
папа, поверь мне, я вытерпел, сколько мог,
папа, я твое наважденье.

я продал азбуку и убил свою вторую тень.
видимо, в кукольном рабстве мне больше прока.
папа, мне жаль. папа, наступит день,
и мне ляжет под ноги выбранная дорога.

мне говорил сверчок, мол, не оберешься бед,
но лучше уж так, чем поленом в углу пылиться.
папа, я завтра съезжаю. но ключ оставлю себе.
повешу его на шею и буду ему молиться.

@темы: стихи

01:21 

Алиса

кризис внятности
таким, как ты, не светит красиво сдохнуть,
упившись абентом в борделе,
или застрелившись в гостинице.
таким, как ты, до последнего вздоха
глотать пыль бесконечной рутины.
на улицах фонари не манят тебя леденцовыми лампами.
дома в давно не чищенном чайнике стынет вода.
но кто знает, о чем за твоей спиной шепчутся ламии,
когда
ты поднимаешь глаза к небу
и посылаешь ему проклятия,
а они осыпаются крыльями бабочек между рам.
по улицам ты шагаешь, не глядя
по сторонам,
и дома картонками декораций
складываются где-то позади.
уйди
ты навсегда,
никто не всхлипнет,
не усмехнется злорадно:
"поделом".
но кто знает, зечем у тебя в углу припрятано
помело.
на таких, как ты, сразу можно вешать табличку: "синий чулок".
у таких, как ты, не бывает друзей, врагов и долгих дорог.
у твой двери можно смело ставить венок,
и посыпать перед тобой путь еловыми ветками.
но кто знает,
какой твоим шепотам отвечает бог,
и что ты видишь, когда прячешь глаза под веками.
и что бывает,
когда ты ключ вставляешь в замок.

@темы: стихи

22:43 

МКБ-10 посвящается.

кризис внятности
У меня есть пальто из "Мотиви", а мне почему-то плохо.
В Китае сегодня траур, а мне, почему-то, похуй.
В левом наушнике музыка чуть слышнее, чем в правом.
Я ухожу пить кофе и курить волшебные травы.

А после, в винтажных сумерках город зашепчет ласково,
защекочет морозным воздухом, поманит новыми сказками,
поцелует в висок, сощурившись, сквозь сигаретный дым.
Здравствуй, мое безумие, поговорим?

Здравствуй. Ломота в пальцах. Руками метель раздвинув,
я ухожу скитаться, сбросив привычную мину
серьезной девочки. Ловлю чудеса на мушку зрачка.

У меня все еще есть крылья. На остальное начхать.

@темы: стихи

23:01 

маленький джек

кризис внятности
маленький джек сегодня сошел с ума.
ему снятся реки, золото и снега,
ирландский пастор, играющий на трубе,
стая гусей, летящих на Амстердам,
а у него - только сломанный карандаш,
и нечем остановить этот дикий бред.
он просыпается - несвеж, и, конечно, небрит,
голоден и беспомощен, как птенец.
вирджиния приносит ему теплое молоко,
и смотрит ласково: "когда же ты подрастешь,
когда прорастешь сквозь землю, маленький плут?"
"я стану травой, я стану ячменным зерном,
правда-правда!" - от вирджинии пахнет травой,
горькой полынью от теплых натруженных рук.
"не смейся, увидишь, я скоро стану зерном".
"я тебе верю, верю, маленький джек".
у маленького джека еще не было ничего,
кроме тетради в кожаном сюртуке,
кроме обрывков чьего-то смеха и чьих-то фраз,
случайно подслушанных в парке, да облаков
плывущих себе неспешно своим путем.
маленький джек идет надевать костюм,
идет чинить карандаш и смотреть в окно,
а после выходит в утро, в котором дождь
делает город похожим на акварель.
там, где дома кончаются, и вода
перетекает с неба в широкий ручей,
там, где заросли ивы и лозняка,
джек снимает костюм и идет по воде.
шлеп-шлеп - безумцем легко ходить
легкою рябью графитовой по листу,
виться тонким, юрким серым следом
за деревянным малиновым поводырем.
джек снимает костюм и идет по воде,
ловит на кончик стержня людей и рыб,
полупрозрачный русалочий хоровод
пляшет, сползая с кончика карандаша.
завтра он сделает бодрый крахмальный вид,
будет сидеть, как всякий приличный чин,
и сохранять для потомков седые усы,
мятые профили, пудру на париках.
и никто не подумает: "боже, как он нелеп!"
и за шуршанием тихим карандаша
вряд ли услышит кто-то, как там, внутри,
в самой середке тихо идет отсчет,
зреет крупинка золота в глубине.
маленький джек сегодня сошел с ума.
маленьким мальчиком вышел из теплых грез,
из смятых за ночь, истерзанных простыней.
джеку сегодня исполнилось сорок пять.
завтра у его крахмального двойника
кончится время, испишется карандаш.
а послезавтра он точно станет землей.
и вирджиния будет смеяться и танцевать,
лить на землю теплое молоко
и шептать слова на диком своем языке.
и маленький джек прорастет сквозь землю зерном.
маленький джек прорастет сквозь землю зерном.
только безумцы и помнят, как прорастать.

@темы: стихи

23:36 

корабельная крыса

кризис внятности
корабельная крыса стара, как подгнившие доски,
но по-старому остро шестое крысиное чувство.
этой ночью случится нежданный и пагубный ветер,
этой ночью немного прибавится соли в пучине.

крыса тихо грызет корку хлеба, что брошена коком.
над его головой размыкается черная бездна.
крыса смотрит в глаза ему, он наклонился и дышит
табаком, и в прищуре лукавом ни тени надежды.

крыса смотрит и глаз не отводит: "спокойно, приятель.
ты читаешь по рыбьим кишкам, я - по лицам в морщинах.
мы с тобой наперед знаем то, что другим не откроем.
это гнусно, приятель мой, веры лишать обреченных.

впрочем, лучше уж буря, чем голод, цинга и безумье,
чем тоска по воде посреди водяного безбрежья."
корабельная крыса шевелит седыми усами,
усмехается кок, в блюдце льет золотистое пиво.

...корабельная крыса стара, ей плевать на инстинкты.
потому она прячется в трюме в привычный свой угол,
не бросается под ноги тем, кто встречает стихию
напряжением чувств, напряжением воли и тела,

не заходится жалобным писком, не ищет спасенья.
у нее есть в запасе еще одна хлебная корка,
пара песен матросских и черных матросских ругательств.
и она бы запела, но крысе в молчанье удобней.

и она бы ругалась, но в этом не более проку,
чем в молитвах, что шепчет монах, побледневший и потный.
бездна примет обоих в себя и обоих укроет,
и обоим в ней будет уютно, как в теплой утробе,

но об этом служителю культа (да чей бы он ни был)
не расскажут святые, и боги смолчат милосердно.
он бормочет. у тех, кто на палубе, тает надежда.
корабельная крыса тихонько грызет свою корку.

@темы: стихи

22:13 

ой, ё-ооо...

кризис внятности
***
какие ты слушала песни, лежа под сердцем у матери,
какие ты слушала песни, что теперь платишь тишиной?
в небе чеширским котом улыбается месяц.
какие ты принесешь ему дары, чем заплатишь за его шепоты?

читать дальше

@темы: стихи

23:37 

сегодня

кризис внятности
у меня сегодня день выпаденья в осадок
вместе с дождем и моросью сквозь листву.
осень так незаметно подкралась сзади,
к самому потаенному естеству,
и одевает серым туманом плечи,
туфлями ноги, холодом - пальцы рук.
мы с ней с рождения песней дождя повенчаны,
мы каждый год играем в одну игру:
я ей несу избитые рифмы в пригоршне
и раздвигаю ноги ее дорог,
осень в ответ распутною рыжей стригою
в снах мне является темной ночной порой,
руны меняет в тонких ладонных линиях,
дразнит несбыточным снова, целует в лоб
(кажется, будто пальцы ее вросли в меня),
вяжет из пряди волос моих узелок.
но из косы остриженной вряд ли сделаешь
узел на память, петлю, корону, плеть,
ангел попутал, спас ли крылатый демон, но
красным костром нынче гриве моей гореть.
у меня сегодня день выпадения в песню,
в рокот утробный, в жаркий животный гул
(кто-то был лебедем, кто-то рожден из пены,
ну а меня, как рыжие листья, жгут,
дымом развеют по ветру над рекою,
красною нитью вышьют на рушнике...),
день, когда я, отражаясь в стекле оконном,
новую Эдду прячу в своей руке.

@темы: стихи

23:36 

кризис внятности
00:24 

Три К

кризис внятности
Киндер спит. На кухне чисто. В кирхе теплится лампада.
Шерстяным клубком в прихожей обернулся сытый кот.
Что еще для счастья надо? Что еще для счастья надо?
Спицы, пяльца, нитки, пальцы. Звезды в небе высоко.

Киндер спит. Крадутся тени по стене, а кот их ловит.
Он, разбойник, знает точно, как беречь чужие сны.
Тонкий полог над кроваткой, колокольчик в изголовье.
В кухне свет. А в кирхе тайны: кто просил и как просил.

Колокольчик, колокольчик, утоли мои печали:
в темноте изнанка ближе, в тишине не спрячешь ложь.
Киндер спит, а кот в потемках полосатыми ночами
сторожит тугие тропы, уводящие на дно:

там прибежище истерик, там разгром и запустенье,
в грязной кухне пляшет голод, кирху патер сжег дотла,
и по стенам кружевные и непуганные тени,
и ни киндера в кроватке, ни кота, чтоб их прогнал.

Где я? Там, где смех картонный, белозубый, как в рекламе -
киндер, кухня, кирха, Liebe, чай и яблочный пирог,
или там, где мыслям тесно, и сквозняк в оконной раме,
и не стоит возвращаться, если ступишь за порог?

Колокольчик, колокольчик... Наважденье длится, длится.
Утро входит незаметно, между штор находит щель.
Киндер спит, а кот не дремлет. Как хорошему провидцу,
ведомы ему все кошки, что скребут в моей душе.

Киндер спит. Не кухне чисто. Кот потрется о лодыжку,
хитро щурясь, томно глядя, намурлычет новый день.
В кирхе теплится лампада. Кот довольный лапу лижет.
Кроме нас, никто не знает, что таится в темноте.

@темы: стихи

13:20 

химера

кризис внятности
я разбираю себя на составные части.
у каждой гордое имя "деталь" и порядковый номер.
странное дело: нашлись две звериные пасти,
не счесть клыков и несколько лишних ребер.
зато в крыльях очевидна нехватка перьев.
пора бросать привычку раздаривать всем, кто просит.
и хвост истрепался снова, уже не первый,
а новый добыть, пожалуй, будет непросто
(в раю за замену запросят адскую сумму,
в аду дешевле, но с надписью "made in China").
вот пара глаз, чтоб видеть сквозь синий сумрак,
их было три, один был разбит случайно
при попытке спасти какого-то идиота
из плена его депрессивно-банальных блюзов.
вот уши. пять. вот плечи, и в них два слота
для пары сюрпризов. пустые и незаюзанные.
а вот хребет, которому честь и слава:
он, мной обросший, держит меня, как мачта.
и сколько на нем возили дерьма и хлама,
и скольких на нем катали - не так уж значимо,
а главное - что не так уж теперь и больно,
обкатанный, верный, не подводил ни разу.
вот рыжая шкура, сильно побитая молью.
вот грива, забитая блохами до отказа.
вот локти, пальцы, шея, бедро и голень,
а вот рога, ветвистые и не старые.
и что менять, за чем затевать погоню,
а что оставить до будущего базара?
а может, все сжечь дотла и восстать из пепла
не черти чем, а в четкой понятной форме?
а впрочем, прежде нужно раздать все перья
и все долги, а это совсем не скоро...
и я собираю себя в единую кучу:
надеваю, прикручиваю, вставляю в пазы и щели
все, что было добыто и в дар получено
с какой-то целью или совсем без цели,
и бреду сквозь дождь, шлепая в лужах лапами,
громыхая всем этим безобразием,
потому что из всего этого я и складываюсь.
потому что ничто никогда не приходит напрасно.

@темы: стихи

22:18 

не смотри

кризис внятности
нет, не жди, я не выйду в окно с красной розой в руке,
цветом зеленым не отражусь в реке,
не обернусь берегиней на рушнике,
я останусь здесь, где в тазу ждет стирки белье,
где на кухне лапы голодное лижет зверье,
где сверчок под половицами не поёт.
я останусь здесь, под пылью, под потолком.
мысли в форточку утекают со сквозняком.
мне легко, мне так, черт побери, легко,
выдувать в колечко мыльные пузыри,
понимая: что-то лопается внутри.
не смотри.

@темы: стихи

22:28 

время

кризис внятности
сидя на остановке промозглым вечером
думаешь: ну же, боги, как это лечится?
утром ты вдруг себя почувствовал меченым:
время вползло под кожу и чуть отсвечивать
начали пальцы при каждом твоём движении.
щёлкает пульс, а ты не засёк вторжения.
сидя на остановке, ты в каждой женщине
видишь по норне. мутное отражение
в пластиковом окне - постоянство памяти.
время в тебя втекает и в лужи капает,
время сочится мимо тебя и сквозь.
сомкнуты губы вместе, а мысли врозь.
время не враг, а нож в руках сумасшедшего,
чек миллионный в ловких руках мошенника:
пойман, истерзан, истрёпан, измят, убит.
время внутри тебя и тебя знобит.
и не спасают злоба и анальгетики,
боги твои давно ничего не делают,
боги на этот вирус не тратят маны.
хочешь - попробуй выпутаться обманом:
тихо закрой глаза, делай вдохи чаще.
вон из себя. и больше не возвращайся.

@темы: стихи

21:29 

rainbow

кризис внятности
Мои змеи шепчут мне имя, теплое имя
натянутое, как струна, горькое, как семя,
(Серпентина, ах, Серпентина!).
Мои змеи убивают меня во сне
семицветьем просачиваются в кровь
(Серпентина, ах! Серпентина!).
Семиструнное небо выгибается после дождя.

@темы: стихи

22:16 

молитва

кризис внятности
боже, мне кажется, я не проснусь с утра
после снов об агонии ни в чём неповинной птицы.
город под вечной маской меняет лица.
боже мой, боже, дай мне сойти с ума.
боже мой, боже, дай мне сойти с пути,
с рельсов в глухой овраг и на сажень в землю,
боже, я сделаю вид, что я просто семя
и постараюсь заново прорасти.
боже, мне кажется, верится - не проснусь,
и в Нэверлэнде прибавится привидений.
боже, отсюда нужно куда-то деться,
невыносимо сидеть здесь и ждать весну,
нового года, излома ли, выходных,
льдинки минут сложивши в "ничто не вечно".
день обещает быть маятным, ну а вечер...
боже мой, дай мне слово, что нас таких
мало, что мы уходим, едва попросим,
и что прирученным нами без нас легко.
боже, что мне поставить теперь на кон,
чтоб никогда не видеть, как мои оси
координатные сходятся в точке "ноль"?
боже мой, чёрт с тобой, чёрт мой, бог с тобою.
если б я только верила в вас обоих...
город залит дождём и идёт на дно,
осиротела птица на два пера,
брошенных на подоконник порывом ветра.
боже, я знаю до одного ответы.
если ты есть, молчи. не буди с утра.

@темы: стихи

21:57 

вычисляю тебя

кризис внятности
вычисляю тебя по именам, по знакам препинания,
по вопросам, рвущим изнанку сознания,
по ведьминым кругам, в которые строятся здания,
по дворам без бродячих собак, по собакам, не знавшим дворов.
вспоминаю, как я гадала тебе на любовь,
на погоду и прочие беды. дом твой вырос из сетки дождя.
я всегда растворялась в потоке воды, уходя.

вычисляю тебя по рябине, нетронутой снегирями,
по вороньим следам, на снегу заплетённым узлами,
переполненным снами,
озябшим до дрожи домам.
вычисляю тебя по глазам
встречных кошек, по выжженным солью дорогам.
было мало тебя, или было отчаянно много?
было весело, лихо, и было ли? - вот в чём вопрос.
сводит спазмом нутро.

вычисляю в тебе синусоиду - волны и ямы,
там где пик - море света, а в ямах не считано хлама.
вычисляю тебя по страницам бульварного срама.
выпиваю тебя по глотку, выжимаю до капли.
вычисляю тебя по местам, где не собраны камни,
где не сломаны ветки и где не хватает следов.
понимаю тебя до конца по отсутствию слов.

вычисляю тебя по самым верным приметам,
отпускаю тебя в декабре добираться до лета.
пить глинтвейн из дешёвого красного с мёдом вина
я смогу и одна.

@темы: стихи

00:16 

бог мой

кризис внятности
бог мой, чего тебе не хватает для счастья?
он ест карамельки на пристани и смотрит на море.
бог, а давай никогда не будем прощаться,
давай - нам будет вечно по двадцать,
не будем об этом спорить.
бог, давай не станем топтать крокусы и устраивать конец света.
давай закроем глаза - так вообще конца не видно.
у нас ведь есть море, солнце и это лето,
давай без аллюзий на метаморфозы овидиевы,
вообще без этих сцен из греческих мифов
(особенно в куновском пересказе для младшей школы).
в конечном итоге все, что есть в этом мире
из наших с тобой безумных фантазий исходит,
из наших с тобой разговоров на теплой кухне,
из нашего смеха с привкусом ночи и кофе.
бог, это мы заплетали сети из этих улиц,
бог, это мы отражаемся в стеклах оконных.
это мы целуемся украдкой перед подъездом,
это мы с тобой торчим изо всякой щели.
бог, неужели для нас здесь нет больше места?
бог, неужели для нас здесь нет больше цели?
давай сделаем вид, что мы просто люди,
что нам по двадцать и бесконечный Вудсток...
бог, ну что тебе стоит, давай просто будем.
сделаем вид, что ветер не студит висок,
что карамельки - это всё, что нужно для счастья,
а автостопом к северу - не сейчас...
бог мой, давай не будем с тобой прощаться
с этим безумным миром на этот раз.

@темы: стихи

23:04 

Рапунцель

кризис внятности
Рапунцель обрезает косы,
разбивает зеркало
и ложится спать.
у колдуньи завтра будет культурный шок.
нет, как в сказке, всё закончится хорошо:
Рапунцель соберёт дорожный мешок,
свяжет канат из простыни пополам с балдахином,
оставит для колдуньи пирог со стрихнином
и записку: "дорогая мачеха, здесь пирог и чай.
не скучай.
заведи себе другую подружку -
это скрасит твою печаль."
и будет всё, как по писаному - многие тысячи миль
(лиг, километров, лье), глотая дорожную пыль,
Рапунцель будет топтать землю в поисках понятно кого -
его.
и он найдётся,
и его никто не придёт ослеплять,
и он даст ей новое имя,
дом, еду и кровать,
он научит её танцевать
среди смятых простыней и пить свежевыжатый сок
по утрам, он будет целовать ей висок,
до тех пор, пока ей не наскучит и эта игра...
до утра
остаются считанные часы.
воздух холоден, горек и особенно невыносим.
Рапунцель калечит платье кривым ножом
(всё кончится хорошо),
сжигает остатки кос и идёт к окну,
и сказочный лес как будто идёт ко дну:
в тумане вершин не видно, и ветра нет.
Рапунцель идёт в рассвет.

@темы: стихи

22:31 

доктор, доктор, дайте йаду... или что-то вроде.

кризис внятности
...доктор, доктор, я не справляюсь,
доктор, меня накрывает ярость,
доктор, справиться невозможно,
когда небо входит иглой под кожу,
вкатывает тебе пять кубиков высшей правды.
доктор, мне совсем не этого надо.
у моей ярости сводит скулы,
у неё сжатые кулаки, напряжённые плечи.
доктор, я знаю, это не лечится,
но откуда это берётся, откуда?
город - тысячеглазый дракон,
и я - камешек на его шкуре,
и его око - каждое из моих окон,
и его гневом дышат и мои бури.
доктор, доктор, пропишите мне дозу пыльцы
цветочной (вдыхать безостановочно сутки).
доктор, у меня - избалованной суки -
снова не сходятся с концами концы,
с мостами мосты, не срастаются кости,
и те, кто мне дорог, плюют на мои следы.
доктор, во мне почти не осталось воды -
выкипела от злости.
доктор, наверное, так и сходят с ума:
на меня давят воздух, стены, деревья, дома,
я давно уже по ночам не могу уснуть.
пропишите мне тишину,
одиночество длиной в пару недель,
вынужденное отсутствие всех и всяческих дел,
иначе я взорвусь и останется самая малость -
ярость.
запись создана: 12.12.2012 в 22:06

@темы: стихи

23:00 

Джимми

кризис внятности
Джимми пятнадцать. И он не такой, как все.
Он равнодушен к девочкам и попсе,
у него есть гитара, плеер, домашний кот.
Джимми умело врет
учителям, родителям и друзьям,
пробует на излом любое "нельзя"
и не умеет оглядываться назад.

Джимми за двадцать - рюкзак и потёртый вид.
Джимми помят, несвеж, не сыт и не брит.
Но именно это больше всего бодрит.
Над Оклахомой улыбка белой луны.
Джимми умеет видеть вещие сны.
Джимми гадает на картах и по рукам
доверчивым дуракам.

Джимми слегка за тридцать, он знает цвет
моря, когда над морем встаёт рассвет,
пляжа, когда в песке остаётся след,
неба, где солнца нет.
Джимми теперь больше не может лгать.
Джимми желает, чтоб время катилось вспять.
Джимми не может спать.

Джимми всё чудится - он не такой, как все,
но, как и прежде, не знает, в чём его цель.
Джимми уверен в том, что есть свет в конце...
Только не помнит толком, в конце чего.
Джимми уверен, что именно для него
он и горит. И, значит, надо идти.
Джимми в пути.

Джимми не знает женщин, любви и книг.
Джимми за семьдесят, Джимми больной старик.
Джимми уже три года не говорит.
Джимми не помнит, как нужно пить и есть,
он забывает частенько в сортире сесть.
В доме скорбящих, теперь уже насовсем,
Джимми такой, как все.

@темы: стихи

Там, где чудища живут

главная