• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: сказки больного горла (список заголовков)
11:14 

Питер. День 6.

кризис внятности
13:30 

Питер. День 5.

кризис внятности
23:58 

Питер. День 4.

кризис внятности
13:35 

Питер. День 3.

кризис внятности
Я застудила плечо. Застудила еще в поезде, судя по всему, но не обращала на это внимания, потому что неудобно ехала, думала - это просто последствия того, что у меня затекли мышцы. Но после сна на удобной кровати и непроходящего нытья из-под лопатки списывать муку на поезд как-то странно. Поэтому сегодня я добежала до аптеки и все. В планах лечить плечо, смотреть кино, читать хорошие книжки. Может, выберусь вечером, если плечо позволит. А может и нет. На улице хорошо дышится, гулять хочется, но усугублять ситуацию с застуженной мышцей неохота. Лучше отлежусь. Отопьюсь чаем.)))

@темы: волшебство, радости, сказки больного горла

00:39 

Питер. День 2.

кризис внятности
22:14 

Питер. День 1.

кризис внятности
Тут будет сага о моей поездке в Петербург. Насколько эпическая - не знаю, как получится, но такова уж моя природа: писать всегда, писать везде, писать о чем угодно, по поводу и без.

Пролог

Поезд

Питер

@темы: сказки больного горла, радости, волшебство

23:12 

Принимаю заказы на сказки

кризис внятности
Я так хочу спать, что, практически, вижу сны наяву.
Я так хочу говорить, что в голове чудовищная мешанина.

Принимаю заказы на новую партию сказок: что угодно - персонаж, ассоциация, настроение. Принимаются даже определения вроде "сказка для тихой погоды". Только, пожалуйста, не про весну: я про неё сейчас не могу. Потому что в нынешнем состоянии получится про "время школьников и самоубийц", а это уже до меня благополучно написали. Не единожды. Про всё остальное - сколько угодно. Даже про любовь можно теперь уже.

Сказки мои, а значит - будут короткие и не совсем внятные, по сложившейся/складывающейся традиции.

Всем, решившим помочь, моя огромная, отсюда и до седьмого предела благодарность.
И всем, кто потом решится читать - тоже.

@темы: сказки больного горла, творчество и около того

17:22 

кризис внятности
это всегда приходит после. накатывает, как приливная волна на сухой берег, смывает все замки, построенные из казавшегося таким прочным песка.
это всегда приходит позже, потому что остается запах - тонкий, едва уловимый запах, почти призрак, но если идти за ним, находишь одну пустоту, как всегда. заранее знаешь об этом, потому что это всегда повторяется.
это всегда приходит, когда остаешься наедине с собой: с обрывками собственных мыслей, с ветхими клочками ощущений, с привкусом несказанных слов. с фантомом тепла там, где его никогда не было и никогда не будет.
будет другая жизнь.

между мной и мной стоят три слова, которые я не могу взять обратно.
запись создана: 11.01.2015 в 16:56

@темы: сказки больного горла

21:49 

кризис внятности
выживут только любовники и мы с тобой - поодиночке.
тёмной ночью,
когда снег за окном густ и не видно луны,
приходи смотреть мои сны,
перебирать их тонкими длинными пальцами.
пятипалые
звери проходят сквозь них, оставляя следы на снегу.
я могу
ждать тебя денно и нощно, рассветно и сумрачно.
там, на дне моего времени, точно в сумке,
болтается пара самых важных и правильных слов.
звери мои гадают на третье число
полнолуния, сидя в кругу, поднимая добрые морды.
нынче я - снежное море,
и ты приходи на меня посмотреть.
я на треть
состою из воды, на треть - из дыхания
твоего,
на последнюю треть - из того,
что случается между водой и дыханием:
снег умирает на коже
губ,
и ты слижешь холодную пресную каплю
неосозанно...
я сберегу
это в памяти,
чтобы после вплести в свои сны.
мы вольны
выбирать не друг друга,
ходить сторонними тропами,
собирать в заклинания множество разных имён,
не носить друг друга в авоське у самого сердца.
помнишь, в детстве
мир казался огромным, но нам было весело в нём.
нам и нынче не страшно
не видеть друг в друге чудесного:
мы бежим, мои звери и я, легкий ветер и снег.
если хочешь, то можешь прийти на меня посмотреть,
полистать мои сны.
в них нет твоего отражения.
ты напрасно боишься смотреться в мои зеркала:
там ни лжи, ни опасности нет, только холод стекла,
только звон серебра между снегом и тёплым дыханием,
только ночь.
мы выживем поодиночке,
и никто нам не сможет помочь.

@темы: сказки больного горла, стихи

21:46 

мальчик никто

кризис внятности
мальчик никто никому ничего не должен.
нынче ноябрь, он цепляет на шторы "дождик",
серебристые нити, как будто бы скоро праздник.
мальчик никто бродит по улицам праздно
до самого вечера, а затем в заброшенном здании
городской больницы на прокуренном грязном матрасе
он вдыхает зелёный дым, ощущая себя раздавленным.
но какая разница, кто его нынче трахнет.
какая разница. он привычно ерошит волосы,
привычно смотрит в пустой оконный проём
и лениво думает: "сволочи. люди сволочи.
мир - дерьмо, как я рад, что родился в нём."
мальчик никто таскает с собой рюкзак,
где между презервативов и леденцов
болтается плеер, дневник и крепкий коньяк,
перелитый в бутылку от "колы". в конце концов,
мальчик никто сам себе выбрал имя,
сам себе выбрал правило жить без правил.
условно взрослые, живущие рядом с ним,
удобную ложь его принимают за правду,
условно взрослые не ломают его игру,
берут его деньги и без стука не входят в комнату,
и с ними он никогда не бывает груб.
а что происходит под одеялом скомканным
ночью - это, в общем, не их печаль.
он пишет слова, чтобы можно было молчать
о самом главном, о чем никогда ни с кем:
ему двадцать восемь. он одинок. совсем.

@темы: сказки больного горла, стихи

12:39 

Блодуэдд

кризис внятности

простите мне, боги мои, я скоро сорвусь,
оперюсь в лесную полуночную сову,
потому что сил моих больше нет терпеть,
потому Блодуэдд мне имя ныне и впредь,
в нем сплетаются тесно кольцами blood и blot,
отдаётся горечью горькой вода болот,
и за дробью сердца отчётливее слышна,
оглушительней и отчаянней тишина.
простите мне, боги мои, я скоро сорвусь,
возвращусь обратно в листья, цветы, траву,
и свернусь в зерно, и вылуплюсь из зерна,
и никто не сможет больше меня узнать.
из зерна прорастет не дерево, а перо,
в острый клюв свернётся вялый, безвольный рот,
и в глазах засверкает золото, в пальцах - медь,
потому что сил моих больше нет терпеть.
прорастай пером совиным, былая боль,
мы выходим из боли в быль, чтобы стать собой.

@темы: стихи, сказки больного горла, картинки

23:32 

Золотая пряха

кризис внятности
там, где чудища живут,
где давно по имени не зовут,
где у самых губ замирает звук,
где нельзя и думать касаться рук,
там и днём ночь, и ночью ночь,
неужто никто не придёт помочь?
цвета золота пряжа, пряжка, зерно,
кто он, знает веретено.
семь правдивых историй и семь врак,
девять блюд на свадьбу, красный колпак,
и на двери едва различимый знак,
кто сумеет его узнать?
под луной зерно на земле блестит,
он считает только до девяти,
подкрадись к окну его и гляди,
только помни: успей уйти,
только помни, вернись ко мне до светла,
чтобы он не успел сделать мне зла,
принеси мне зёрна, сложи в слова,
научи, как его назвать.
там, где с губ легко срывается звук,
превращая красный колпак в золу,
там, где имя заканчивает игру,
больше чудища не живут.

@темы: сказки больного горла, стихи

13:00 

персональный миф и его составляющие

кризис внятности
Сколько бы знаний не помещалось в моей больной головушке, а все равно от категорий христианской демонологии никуда сознание уйти не может. Никакие Иггдрассили с Эмайн Аблахами не способны выставить вон толпы ангелов и демонов, радостно марширующих под звуки то Иерихонских труб, то церковных колоколов. Метафоризация реальности через отнесённость персонажей и явлений к христианской вертикали - почти такая же привычка, как чистить зубы по утрам. Вот что такое информация, попадающая в неокрепший детский мозг, жаждущий новых знаний...
Началось все с того, что ребёнком в нежном возрасте от 6 до 9 лет я начала живо интересоваться религией в той её части, которая отвечала за чудеса. Кощеи, домовые и бабы-яги казались мне уже тогда довольно древними и редко встречаемыми в реальности тварями, чего не могу сказать о Леших: жизнь в тайге и национальный Коми-фольклор убедили меня, что Леший - вполне себе реальный персонаж, но лучше ему не попадаться на глаза. Однако, Леший может творить только "узкоспециальные" чудеса, а мне хотелось масштабных, чтобы потрясало до основания и касалось самих основ человеческой жизни. Тогда я этого, конечно, сформулировать не могла, но интуитивно догадывалась, что фея-крестная и бог-творец сильно отличаются по масштабу и свойствам.
В общем, первым делом, когда я выпросила у родителей адаптацию Библии, я полезла искать эти самые "чудеса". Особенно меня зацепила история с изгнаниями "нехороших" ангелов, которые потом стали демонами. Помноженная на Врубеля и один из новогодних выпусков журнала "Трамвай", она окончательно сформировали моё мировоззрение в отношении мироустройства: сверху "хорошие" ангелы, которые поют (а у некоторых ещё и мечи, и они поют с мечами в руках - вообще восторг!), а "снизу" нехорошие демоны, одного из которых очень жалко, потому что он, блин, красивый, а остальные просто злые сволочи, плодящие чертей. Вообще вопрос соотнесения чертей с демонами был мне тогда не слишком ясен, но боялась я и тех, и других, и чертей боялась даже больше, потому что они орудовали на земле, тогда как демоны сидели где-то под землёй. Тот факт, что я прекрасно была осведомлена об устройстве земли к тому времени, меня нисколько не смущал. "Под землёй" - это было нечто вроде параллельной Вселенной, созданной персонально для демонов.
К чему я это всё: поймала себя сегодня на мысли, что до сих пор всё по-настоящему важное сперва пропускаю через эту детскую систему координат. Даже глобальный мировоззренческий и религиозный кризис, случившийся со мной в возрасте 14 лет, не вытравил её из меня. Плохо, что она не просто сосуществует с другими системами координат, куда более логичными, а составляет что-то вроде рефлекторной системы оценки. Я либо ангелизирую, либо демонизирую окружающих людей, и все это сопровождается ещё и довольно серьёзным эмоциональным фоном. И даже не представляю, как с этим можно справиться. Задачка.

@темы: как трудно быть (с), лирическая порнография, сказки больного горла, творчество и около того

22:11 

* * *

кризис внятности
это не было паникой,
соленой водой, растворившей тишину комнаты.
это было памятью,
пришедшей напомнить, кто ты мне.
вечер тих, вечер густ,
вечер хрусток от снега, сошедшего наземь.
вечер груб.
я опаздываю
на именины своей тоски.
в пальцах не осталось ни капли нежности, только наждачность.
обручем сдавливает виски
холодная, нерастраченная,
неизбывная ненависть к своему времени,
к своему имени.
у моего мифа вымерла
сердцевина, иссяк источник у корней вековечного дуба,
губы
мои пересохли, у горла не выпросишь голоса.
господи,
бог всех игрушечных, бесполезных, таких же, как я:
этот миф не удался, я - призрак нелепых историй,
тихий стук в расплескавшейся в небе холодной ночи.
сколько можно тащить
на плечах эту глупую голову,
гулкий колокол,
пустоту в костяном чердаке?
поломанной куклой, заброшенной в угол,
я сижу, повторяя по кругу простые слова.
вечер тих, вечер густ,
вечер хрусток от снега, сошедшего наземь.
вечер груб.
одноглазым
великаном стоит в темноте порыжевший фонарь.
трудный дар
и огромная боль понимать, как устроена быль.
ты мне был
больше были и боли, и слова, и мифа, и гордости.
это не было паникой
в каплях солёной воды.
это было горстью
мгновений, петлёй сигаретного дыма,
это было попыткой заполнить свою пустоту.
миф погиб.
от него остался чуть слышимый стук:
ненужная кукла моргает, ресницы дрожат,
повторяет простые слова:
мне жаль, что так вышло. мне жаль.

@темы: стихи, сказки больного горла, лирическая порнография

17:07 

дыбр

кризис внятности
Хочется сбежать из дома.
От того, что практически ничего из того, чего хотелось бы, не складывается, становится совсем невыносимо. И ведь хочется довольно простых и банальных вещей: выспаться в выходной день. Пройтись по магазинам и купить подарки к Новому году. Сходить в кино с друзьями. Просто с кем-нибудь встретиться не дома. Прогуляться по улице не в спешке до магазина и назад, а пойти, скажем, в парк, потоптать снежок (хотя сейчас погода не слишком к этому располагает).
Я "держусь" с осени, но последняя Лиськина болезнь, видимо, подкосила, если не окончательно, то существенно: я всё-таки заболела. Сижу, ем всякие неприятные таблетки. А прогулку и встречу с друзьями мне заменяет гора тестов, требующих проверки.
Хорошо, что нашлось радио с интересной музыкой. Никогда не думала, что меня потянет на "шугейз", но мне действительно нравится почти каждая песня, которая звучит в наушниках.

@темы: сказки больного горла, трудовыебудни

22:58 

улица Станционная

кризис внятности
На улице Станционной и примыкающем к ней Тёмном переулке есть три фонаря, исполняющих желания, и три фонаря, крадущих желания. От обычных фонарей, освещающих улицы в ночное время, их совсем не отличишь. Потому одни, попадая в Тёмный переулок и на улицу Станционную, полагают, что нет чудеснее места, а другие рассказывают, что место это гиблое и неуютное, и стараются обойти его стороной.
Если идти по улице Станционной днём и услышать собачий лай, это предвещает ссору, если кошачий концерт - любовные утехи, а если петушиный крик, то тяжёлую и бесполезную работу.
Самая хорошая примета - найти на асфальте красный воздушный шарик. Даже просто увидеть - к удаче, а если удастся поймать - получится обмануть время. Некоторым шарик сам даётся в руки, но из тех, кто забирал его с собой, и уходил в калитку старенького деревянного забора, никто не возвращался назад, потому что отныне дороги их ведут во все стороны сразу - выбирай любую.

@темы: творчество и около того, сказки больного горла, проза, город, настоящий и придуманный, волшебство

21:53 

Макс Фрай. Сказки старого Вильнюса II

кризис внятности
Вообще говоря, это не честно. Это должно было происходить со мной год назад в это же время, но происходит сейчас. Наверное, потому, что сейчас я могу это просто читать, а год назад я, пожалуй, выпала бы под это в какой-нибудь окончательный неадекват. Потому что:

"Сидел на лавке, чувствуя, как заполняется серым речным ветром невидимая дыра в груди. ... Думал: однажды эта дыра станет больше меня, и тогда, наверное, можно будет нырнуть туда, как в колодец, и пропасть навек. Скорей бы уже, а. Всё равно не живу, только хожу, дышу, ем, думаю. Но это совсем не то".

И это ещё ничего, полбеды. Но дальше:

"...Чувствую себя даже не тенью собственной тени, чем-то гораздо меньшим. Столько лет уже нет меня. Столько лет. Устал быть мороком. Совсем запутался. Имя едва помню, да и то не уверен, своё ли. Хоть бы расколдовал кто".

Знаете...
Знаешь.
Знаешь, это даже сейчас страшно. Потому что жить с ощущением заколдованности, сформулировать это черти когда и жить - это одно. Но когда получаешь рецепт, и читаешь, как у кого-то когда-то, пусть даже в выдуманном чернильном мире случилось избавление, которому не случиться с тобой - это совсем другое. Это жестоко, словно специальный ангел из Небесной Канцелярии подбирает какое-то специфическое для-одного-тебя издевательство, чтобы ты взялся, наконец, за ум. Такой специальный персональный саркастический ангел. А я не хочу смотреть в его ангельскую физиономию, будь он хоть сто тысяч раз преисполнен благодати. Я хочу свои "семь звонких полуденных трав, семь пустых кладбищенских трав, семь сонных береговых трав", которые "настоялись, напились солнца, надышались тьмой, смешались с дождём, пылью, смехом и ветром, наслушались разговоров, навидались чужих бед и, самое главное, истосковались без настоящего дела". Что с ними делать, я знаю, осталось выяснить, где бы их взять. И проснуться отсюда, наконец.
запись создана: 12.11.2014 в 21:40

@темы: сказки больного горла, лирическая порнография, книги, волшебство, Кузенька с жиру бесится (с)

11:26 

кризис внятности
Сегодня наступало постепенно, в несколько этапов. Когда я проснулась, наконец, увидела синее небо без единого облачка, подсвеченные солнцем ветки деревьев и снег.
Сегодня придут друзья, будут поздравлять Nis с днём рождения. Это значит, что я буду готовить традиционную "Селёдку под шубой" по нетрадиционному рецепту от моих любимых Смешариков, бегать по дому, как маленький зайчик-энерджайзер, приводя его в более-менее приличный вид, и вообще пытаться всячески создать уют...

Читать дальше

@темы: лирическая порнография, сказки больного горла, что я вижу, когда закрываю глаза

00:19 

кризис внятности
Хотела написать про новый дизайн дневника, про осень, которая шуршит листьями, про то, что сегодня пятница, а у меня ощущение, что понедельник, про большое количество разных, не связанных друг с другом, вещей. Но правда в том, что всё это не имеет значения и смысла.

@темы: сказки больного горла, лирическая порнография, Кузенька с жиру бесится (с)

13:55 

кризис внятности
"Мне всегда мало того, что есть. ... Мне вечно недостает того, чего нет и быть не может. Всего несбыточного и невозможного сразу. И одновременно каждой малейшей детали его. И даже не то, чтобы именно мне. Как будто внутри меня жадная, вечно голодная черная дыра. И ей неймётся. А мне поневоле приходится разделять её чувства, потому что она всё-таки не где-то далеко, а именно во мне. У чёрной дыры есть удобное вместилище - я. А у меня - её неудобный голод. Такой нелепый симбиоз. ...
И в то же время всего того, что есть, мне, получается, толком и не надо. То есть, конечно, если уж оно всё равно есть - ладно, пусть будет. Беру. Отнимут - огорчусь. Сколько раз что-то терял, всегда огорчался. Но, знаешь, как-то невсерьез. Глубоко не задевало. ... Может быть, потому, что никакой глубины во мне вовсе нет. Вместо глубины у меня голодная чёрная дыра, алчущая только того, чего быть не может, и, следовательно, никогда не будет."
(с) Макс Фрай. "Сказки старого Вильнюса".


Стоило прочесть всю её, до последнего рассказа, чтобы наткнуться на это.
Именно сегодня, когда всего каких-то жалких двадцать с небольшим часов назад - летучие воздушные шарики, чай с пончиками - лучшими в мире из всех возможных, потом - шипящие в костре кленовые листья, дым, которым до сих пор ещё пахнут волосы, солнце сквозь сосны, холодный воздух, и две пары глаз - серых и карих, и одна мысль в висок, острее тиканья невидимых часов: "Запомнить, запомнить, не забыть ничего из этого." Потому что, как всегда, отчаянно мало. И только на короткие несколько часов забываешь, что мир вокруг болит - постоянно, тупой, тянущей болью, которую уже привыкла не замечать, но забываешь не сразу, а после короткой и злой войны с собой, чтобы не прореветь всё это время, чтобы оно не утекло с водой, заставляешь себя - дышать, радоваться, отдавать горячее тепло, светиться, просто чтобы не упасть в порыжевший лиственный ковёр, не свернуться на нём калачиком от того, что это так долго жданное счастье всё-таки возможно, всё таки случилось, и не с кем-то, а с тобой, что короткое время до полночи можно просто жить, почти как в детстве, когда не думаешь о том, что это состояние однажды пройдёт, как весенний насморк - даже мысли такой не возникает.
А потом наступает утро. Целиком в тебя, как в лужу после затяжного осеннего дождя. И даже чашку чая влить в себя не получается, потому что зачем умножать подобное подобным? Утро наступает в тебя, и ты выходишь из собственных границ, расплёскиваешься наружу и остановиться не можешь. Слова плывут по поверхности, как опавшие с липы листья - такие же сухие и беспомощные, глупые, пустые слова. И часы тикают. И тикают, и тикают, и тикают, и где-то у соседей вдруг начинает куковать дура-кукушка со скоростью пулемётной очереди, и ты понимаешь, что сказать уже ничего не успеешь, снова не в этот раз, снова до будущей встречи, которая - когда ещё случится? - в каком-то далёком несуществующем "потом", которое и самое ещё не решило, наступит ли. И всё, чем ты можешь себя утешить, это глупое суеверие о том, что встреченные на кухне тараканы сулят перемены в жизни, потому что - подумать только! - оно у тебя дважды сбывалось, следовательно всё, может быть, всё-таки будет хорошо, потому что от затяжного "никак" уже устала, устала, устала, но, что бы ни пыталась сделать, ничего не выходит: внезапно обстоятельства решили доказать, что не все в жизни зависит от тебя и твоих желаний, надо же, какое откровение...
И остаешься одна, расплескавшая сумбурным утром всё вчера по каплям, по мгновеньям впитанное счастье - руки в карманах, облако, похожее на птицу, огурцы, рассол прямо из банки, соль на ладони, глаза меняют цвет на зелёный, мокрое бревно, потому что идти - совершенно невозможное дело, но надо, потому в ногу, раз-два - корень! - и смутный абрис на фоне шкафа, мало света. но больше и не нужно, всё правильно. Остаёшься одна, героическими усилиями поднимаешь себя и переносишь из точки А в точку Б почти без потерь равновесия. Остаёшься одна.
И вычитываешь вот это. И понимаешь, что несбыточным может быть не только старший брат, невозможный по причине того, что ты родилась в семье первой. Несбыточным может быть простой разговор. Слова, которых уже никогда не скажешь. Немного тепла в узких ладонях. Не потому, что ты не можешь сказать или нельзя. Просто понимаешь каждый раз, что для них нет места снаружи, только внутри. Даже когда никто не мешает говорить.
"Голодная чёрная дыра."
Я думала накормить её сказками, но ей нужно совсем другое. И наличие огромного и бесконечно интересного мира вокруг - не панацея, так, плацебо для безнадёжных.

@темы: сказки больного горла, как трудно быть (с), Кузенька с жиру бесится (с)

Там, где чудища живут

главная