Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Стихи (список заголовков)
21:55 

Верь мне, ёжик.

кризис внятности
На окне понемногу умирает очередной
цветок, стойко ждущий влаги уже седьмицу.
Я смотрю на людей. Нет, не так. Я смотрю на лица
и пытаюсь понять, что в них так и не так со мной.
Мой цветок тянет тонкие стебельки
к заоконной осени, силясь поймать хоть лучик.
мне без слов - твоих и чужих - становится лучше, -
верь мне, ёжик.
На берегу реки
снова холодно, пусто, знобко, глядит туман
в потемневшую воду, и бродит грустная лошадь,
мы в тумане тонем по грудь... И в редких прохожих
я тебя не узнаю. Можно сойти с ума
и кричать твое имя, как будто в лесную чащу
отпуская звук, и ловить тишину в ответ.
Мой цветок тянет тонкие листья туда, где свет.
Я тянусь к тому, что кончилось, не начавшись.
Верь мне, ёжик.
Всё во мне - едкий дым
можжевеловый. (Говорят, лечит боли в горле.)
Ты пройдёшь сквозь туман и выйдешь к большому морю
и оставишь у моря в белом песке следы.
Я останусь там, где натопленный самовар
остывает над миской с вареньем в который раз.
Кто протрёт мои звезды, чтобы сияли радостней,
если нет, как прежде, ответа моим словам?
Верь мне, ёжик.
Мы с глупым моим цветком
не сдадимся туману, сырости, темной ночи.
Я полью его завтра утром. Потом по почте
я отправлю к морю больше-большое письмо:
белый лист, в бумажный кораблик сложенный.
От реки веет холодом. (Дождь бы, что ли, пошел?)
И с лицом моим все хорошо. Все хорошо.
Просто тает туман на щеках.
Ты мне веришь, ёжик?

@темы: стихи

17:10 

кризис внятности
я просто человек, и мне кажется, ветер что-нибудь мне оторвёт,
порвёт стропы, которыми я привязан к белому куполу над непокрытой моей головой,
и это будет короткий, самый головокружительный на свете полёт,
в конце которого я непременно встречусь с тёплой весенней травой.
а у неё - запах, одуряющий, живой и зелёный,
и липкая кровь спящих эльфов, ждущих подлинного тепла.
над самой землёй на остриях листьев качаются весенние звоны,
которым завидуют самые громкие соборные колокола.
я просто человек, я болтаюсь по свету хрупкой шарнирной игрушкой,
ручки да ножки, мягкое брюшко, пространственный кретинизм
и что-то ещё такое забытое в правом кармане нагрудном,
которое обычно душой называется знающими людьми.
и у ветра свои планы по спасению этой тряпочки,
этого клочка смысла, без которого, говорят, мне не быть собой...
но как бы там ни было, из каких бы фантасмагорий ни был состряпан я,
раз в году мне необходимо встретиться с тёплой весенней травой.
а у неё - тонкие края ещё не стали ножами,
и у каждого листочка столько доверия к солнцу, земле и воде,
что свои глаза, ослеплённые зеленью, начинают казаться ржавыми,
поскольку из них льются слёзы при виде таких вот простых чудес.

...ветер голодным не кормленным псом бросается на снятую обувь,
но замирает у самой поляны, закусив ботиночные края.
а потом, лёжа в тёплой весенней траве, долго смотрим в небо мы оба:
ветер, обнимающий зелёную душу, и тот, кто зовётся - "я".
запись создана: 04.05.2015 в 00:36

@темы: стихи

20:47 

лестницы

кризис внятности
настоящие поэты пишут слова на салфетках,
и отпускают их на ветер.
настоящие поэты пишут слова на кирпичах
и строят из них дома.
слова летают в воздухе и наполняют легкие прохожих.
слова скрепляют стены и берегут жильцов.

я пишу слова на лестницах, ведущих вверх,
на лестницах, ведущих вниз.
на каждой ступеньке я оставляю звуки.
на лестницах, идущих вверх, мои каблуки рассказывают о небе.
на лестницах, ведущих вниз, мои каблуки рассказывают о земле.
в моих словах нет ничего настоящего,
они не цепляются друг за друга,
не пытаются делать вид, что они друг на друга похожи,
они даже не верят в то, что каждый звук в них на своем месте.

лестницы, лестницы, лестницы...
горошины звуков сыпятся по ступенькам.
я знаю лестницы, которые звучат, как шаманский бубен:
пройдёшь по ним дюжину раз, - и тебе в спину смеётся дождь.
я знаю лестницы, которые разводят в стороны лучших друзей:
звуки тают на ступеньках, дороги расползаются ветошью.
я знаю лестницы, звонкие, как влюбленные голоса.
я знаю лестницы, сварливые, как одинокие старухи.
я знаю лестницы, на которых слова нужно оставлять мелом,
и такие, к которым нужно прикасаться ладонями,
а после уносить на коже тёплую пыль.
и на каждой из них я писала имена и вязи,
но не оставляла ничего настоящего.

...сегодня я вышла в город,
а там на каждой ступеньке тень моего шага,
мои горошины прорастают
на лестницах, ведущих вверх,
на лестницах, ведущих вниз,
сорной колючей травой,

лестницы прорастают сквозь меня лабиринтом,
эхом непохожих друг на друга слов,
и я озираюсь по сторонам в поисках выхода,
но за лестницами, ведущими вверх,
следуют лестницы, ведущие вниз,
и это повторяется бесконечно:
я в ловушке собственных слов,
из которых ни одного настоящего.

@темы: стихи, творчество и около того

23:16 

кризис внятности
07.04.2015 в 13:50
Пишет Lis_Uliss:

давно хотел опубликовать, аж год; это очередная Золушка, кажется, тут её еще не было
- Золушка, девочка с именем из пепла,
С кем отец твой говорил там, в лесном краю?
- Там мой папа повстречал матушку мою,
И отбил её у всех доблестно в бою,
Руку с сердцем отдал ей, предложил приют -
Но она в краю людей от тоски ослепла.

- Золушка, девочка с именем из грязи,
Кем же служит твой отец?
- Княжьим лесником.
Всякий волк, медведь и лис с ним в лесу знаком;
Говорил мой папа с камнем, с солнцем, с ветерком,
Кроме мамы не мечтал он в жизни ни о ком -
А потом я родилась, всё испортив сразу.

- Золушка, девочка с именем из листьев,
Что ты, что ты говоришь?
- Говорю как есть.
Мама, выкормив меня, удалилась в лес,
И отец, о ней грустя, изменился весь,
И принёс однажды лесу черную он весть,
И была та весть страшна и кратка, как выстрел.

- Золушка, девочка с именем осенним,
Что за новость, что за страх он в ваш дом принёс?
- Он привёл другую к нам, перед ней как пёс
Он стелился и играл, рассыпал овёс...
А она - из городских, и оттенков слёз
Не поймёт; не различит платья воскресений,

Никогда не прочтёт буквы на коре,
Не услышит никак, что поёт источник,
Не узнает, что кричит филин-полуночник,
Не узрит рисунков птиц в небе - знаю точно!..
На земле она стоит, ровно, статно, прочно -
И пришла к нам она в осень, в октябре!..

- Золушка, девушка с именем подпрелым,
Что под сердцем ты хранишь, что невесела?
- День за днём идут мои хуже всё дела:
Сколько раз от сотен бед мачеху спасла!
Сколько раз гоняла змей, свет в питье лила -
Но не любит меня, что я ей не делай!

Говорит, я - послед, говорит - чужая,
Говорит, что во мне нелюдской есть знак,
И своих дочерей учит видеть так,
Травит их на меня, будто злых собак...
Да отцу говорит: "С кем живёшь, дурак!"
- Что же это за знак?
- Я того не знаю.

Я и сотню кустов выращу ей за ночь,
На сто лет намелю кофе ей вперед,
Да сотку полотно, что иглу пройдёт,
Если надо - скую меч ей, что пробьёт
Щит любой...
Но хоть пой, хоть зашей свой рот -
Нет, не любят меня.
Холодно. И странно.

- Золушка, милая, кто стучится в дом?
- Все ушли, я одна. На пороге фея,
Она дочкой зовёт, говорит: "Смелее!"
Говорит, будет бал - вон, над замком реют
Флаги... Нет, я туда приходить не смею -
Для придворных мой знак вызреет бедой!

Но она говорит - непростой, мол, замок;
Ждут тебя, говорит, старые друзья.
Крыса, кучером будь!
Золушку везя,
Сделай так, чтоб прямой ей была стезя!
В тыкве вырезав дверь, в руки мышек взяв,
Превратит их в коней - славных, быстрых самых!

А потом говорит: надевай лохмотья!
И в карету садись, девочка-беда!
Тёмный двор правит бал. В туфли изо льда
Обувают её.
Больше никогда
Не увидит она вешний цвет в садах,
Их не станет сажать, чистить да полоть их

Вот дворец, вот и бал, чинно пляшут пары.
Вот и мама!..
- Ты здесь?
- Где ж еще мне быть!
Слушай, милая дочь: ничего ни пить,
И ни есть здесь нельзя. И на пляс ходить
С местным принцем не смей: будешь ему сыть,
Съест и выплюнет кость, не пугаясь кары!

Но прекрасен так принц, и так добр король,
И танцует она в туфельках волшебных,
И весь мир вне дворца кажется ущербным...
Где же твой оберег? Где овёс да соль?..

- Золушка, деточка, что ты плачешь так?
- Обратился мой пляс для других бедою,
Обратился глоток из вина - водою.
В ледяных башмаках ноги болью воют,
Этой черной крови они вряд ли стоят...
Тыква.
Крыса на ней.
Всё - смешной пустяк.

Но придет тёмный принц за своей принцессой,
По холодным следам запах разберет.
Знает: туфли на ней, пусть другая врёт,
И за ложь лживым казнь: новый оборот
Колеса... Еще раз! Хлесть! Переворот!..
А у принца глаза - что глаза у беса...

- Золушка, милая! Что с тобою стало!
- Я сама не своя, стал мне чуждым дом,
Всё, чего ни коснусь - обратится льдом;
Всяк, кого ни люблю - будет взят бедой;
И идут дни мои тощей чередой,
И грозит сжить меня та, кого спасала!

Где ни стань - всё кресты черные на стенах;
С кем начни говорить - всяк меня клянёт!
Говорят, у коров мёртвый сплошь помёт -
Это я, говорят, сделала... И гнёт
Мыслей их, слов дурных так уж сердце жжёт...
Заплатила, видать, я за праздник цену!

И стучат в двери к нам злые книгочеи,
Говорят, что за мной - как разит их страх!
Сёстры в смех:
-Танцевать будешь среди плах!
То-то бал! То-то пляс! Погляди, в руках
Туфли-чудо у них. Кто обует - в прах
Превратится за час! Ну! Ступай скорее!

Где же принц? Где же бес - Дикая Охота?
Говорит человек:
- Дьявол твой казнён!
Вместе с ним - весь кагал, сто мужей и жён...
Лес, где двор их стоял - будет он сожжён.
- Золушка, что же ты? Что за странный стон
Рвёт тебя изнутри?..
- Это плачет кто-то...

Кто-то плачет внутри, хоть я и одна.
В этих стенах сырых тишина опасна...
Принц во сне приходил в платьи ярко-красном;
Мама - с ним; плащ на ней розовый атласный...
А к утру пара рук слёз прервала пляс мой,
Дав воды в хрустале...
Что же - пей до дна!..

URL записи

@темы: волшебство, сети и бредни, стихи

22:04 

кризис внятности
вот так мы любим друг друга: на расстоянии, про себя.
мы видим друг друга, пока остальные спят,
с изнанки век, имена прячем с изнанки губ,
друг без друга так привычно живём на бегу -
на кончиках пальцев, в трещинах каблуков,
в скрипе дверных петель, в звуках дверных хлопков,
в песнях, слова которых о нас всегда,
в песнях, что вползают в нас по тоненьким проводам.
вот так мы любим друг друга: "привет, как дела?" -
звуки собираются в стаи, ни в одном из них нет тепла,
и прячем глаза, поднимаем к небу, в глазах замирает зима,
потому что если смотреть друг на друга, можно сойти с ума.
вот так мы любим друг друга: старательно делая вид,
что у нас отросла ирония на месте любви,
и нам цинизм и пошлость надёжный проверенный щит,
и тихо надеемся, что не слышно, как по швам трещит
привычный кокон. и нежность по капле, по капле уходит в мир.
вот так мы любим друг друга: боясь показаться людьми
друг другу...

@темы: стихи

23:30 

кризис внятности
мир входит в меня морем. море выходит из берегов.
море шумит под самыми облаками.
море выходит из берегов, его не обнять руками,
море солёное. море всегда меня берегло.

у моря есть цвет и запах, есть звук и вкус.
море до белой гладкости целует камни.
если камни помнят прикосновения каждой капли,
что тогда известно о море песку?

море выходит из берегов и идёт через пустоту,
перетаскивает свои волны через горные перевалы.
морю среди берегов стало места мало,
мир входит в меня морем и остаётся тут

без приглашения. море приносит новую соль.
приносит своих рыб и глядит изнутри устало:
морю теперь во мне танцевать свой танец,
теперь во мне петь на тысячу голосов,

и море согласно остаться на какой-то срок,
пока я смогу вмещать все его капризы,
до тех пор, пока море не превратится в призрак,
поскольку следом за морем всегда приходит песок.

@темы: стихи

10:58 

кризис внятности
...накрывает, накрывает и накрывает
светом и небом,
и не хватает чая
запивать эти мартовские истерики.
с того берега
асфальтовой мутной реки
ты глядишь на меня, сквозь меня,
сквозь пыльное марево,
и слова мои тихи, беспомощны и горьки,
пальцы прячутся в туго сжатые кулаки,
и меня, как уставшую за зиму птицу малую,
тянет зёрна клевать с длиннопалой твоей руки.

@темы: лирическая порнография, стихи

15:37 

музыка

кризис внятности
если вырвать из горла все звуки,
лишить себя пальцев, чтобы писать буквы на белом листе,
что останется, кроме музыки в пустоте,
плывущей из окон распахнутых,
из черной точки в середине ночного неба?

если лишить себя хлеба,
воды
и сна
хотя бы на пару дней,
на самом дне
меня, где-то в самой моей середине
рождается чувство, что мир подобен натянутой нити
паутинной,
и я одновременно и паук в её центре,
и бабочка у самого края
цветная, пестрая, глупая и смешная,
и если исчезнет один, неизбежно исчезнет другой.
если идти дорогой
нехоженной,
неухоженной,
незаметной,
едва намеченной в сорной высокой траве,
можно,
наверное,
выйти туда, где у мира другое лицо...

много концов
у этой истории, имя которой - моё.
пусто в словах,
и в каждом движении смысла
не больше, чем в легком движении снега к земле.
там, где на белый снежный налёт
падает тень, я вижу строки из писем,
которые были потеряны ангельской почтой:
что-то
о том, чтобы верить, любить, не скучать
и не забыть дать почтальону на чай
пару улыбок...
если лишить себя веры
в то, что я тоже могу быть зачем-то нужна,
то остается одна
оболочка: четыре беспутных конечности,
птичье чириканье в звонкой пустой голове.

двери
открыты.
мир за порогом так зыбок,
неточен,
непрочен,
неправилен,
смутен,
лукав.
если лишить себя права
быть выходящей за рамки, не знающей мер,
можно до смерти смотреть на открытую дверь.

я выбираю
движение,
букву
и звук.
крылья на месте безвольно опущенных рук.
голос и звонкое горло,
пусть даже и големом
глиняным
создана.
я выбираю - воздух
и музыку.
музыку.

@темы: стихи, лирическая порнография

17:28 

кризис внятности
...и всё, чего я сейчас хочу -
просто прижаться щекой к плечу,
закрыть глаза, сделать вид, что меня нет,
что я лежу на темном прохладном дне
речном, надо мной плывет речная вода,
и мне вовсе необязательно знать, куда...

@темы: стихи

16:20 

кризис внятности
...и тут её "накрывает", и она начинает верить
в то, что нет такой ерунды, как закрытые двери,
в то, что дорога добра, куда бы ни шёл,
потому только, что случайно на книжной полке
на маленькой книжке цвета лимонной дольки
читает: "милая, у тебя всё будет хорошо!"

@темы: волшебство, стихи

20:46 

кризис внятности
улица
вгрызается
в меня
именем
твоим.
и ещё двоих,
несостоявшихся,
не найденных,
не обретших плоть.
стоя
над рекой
сплетённых в узел путей
в наступающей темноте,
я ищу
внутри
карту
твоих дорог.
будь ты мне дорог,
как память,
как ёлочная игрушка,
как самое большое в мире чудо, -
отсюда
всё равно
казался бы
маленьким мальчиком
на далёком
сказочном
острове.
Острыми
иглами
впивается в щёки снег.
На рельсовой стали
рек-
ламные иероглифы
отражаются,
там, где сумка оттягивает плечо,
горячо...
у моих выдумок
голограммное
настоящее,
звенящее,
яркое,
как обёртка от шоколадки.
и никакой сладости
в том,
чтобы
быть звуковой помехой.
по городу
катится
твоё эхо:
люди
перебрасывают друг другу
имя твоё,
как мячик.
это значит,
что вскоре
от тебя
останется
только звук?
друг
мой,
изнутри
меня рвут на части
три
слова.
так я зову тебя шёпотом:
всё
будет
хорошо.

отзовёшься?

@темы: стихи

00:07 

налегке

кризис внятности
давать имена бумажным журавликам из страниц старых газет -
слова на бумажных крыльях, которых почти уже нет
ни в одном двуногом живом словаре, ни в одном костяном чердаке.
идти налегке
не по улицам, не по асфальту - по слезам далёких морей,
по отражениям Нэверленда, по следам чудесных зверей,
многорогих и мягколапых с дюжиной крепких хвостов.
на каждом из встречных мостов
оставлять послания на игральных картах: игрушки для всех ветров,
чувствовать воздух не пальцами даже, а самым своим нутром,
гадать по птичьим перьям, по звучащим за спиной голосам
на скорые чудеса.
и всё это не в дождливую осень, а в самый обычный день,
где-то среди обычных будничных срочных дел,
между дверью наружу и дверью внутрь, между пунктами А и Б.
на жестяной трубе
кот в сапогах под самым небом играет ветреный марш,
благословляя всех счастливых, живущих в окрестных домах,
и небо распахивает бесконечность, и где-то за шумом улицы
тикает пульс.

@темы: стихи

22:43 

аз есмь

кризис внятности
я вижу тебя: вот ты входишь в темный подъезд,
вот поднимаешься к двери своей квартиры,
где кот и компьютер, на ужин - пачка кефира,
и сеть, на одной из нитей которой - аз есмь.
аз есмь, состоящий из единиц и нулей,
из скобок и точек, из знаков вторичной системы,
из чьих-то просроченных мыслей и пройденных тем, и
из очень немногого, в целом, количества лет.
аз есмь - для тебя, для чужих внимательных глаз
на сером экране танцую свою тарантеллу.
и тело есть текст, а текст - воплощённое тело,
и там, где входит в него курсора игла,
рождается смысл, и там же теряется вновь,
и множится время, и сходится в точке и строчке.
я вижу тебя до последней черточки точно -
вбирающим буквы в чёрные дыры зрачков.
аз есмь, и ни аза, ни ижицы не разобрать:
ни в имя, ни в дату не стоит особенно верить,
но там, где выходят в окно, это вовсе не мера
для степени близости, правды, любви и добра.
я вижу тебя. ты идёшь через логин/пароль,
едва волочась через строчные и запятые,
туда, где тебя принимают таким и такие
как я. и, случается, ты забываешь порой,
что мир - это воздух. что смыл - это ритм и звук,
что код недостаточен, а понимание ложно.
аз есмь. и это само по себе невозможно,
аз есмь - я живу здесь, аз есмь, и я не живу -
в коробке из пластика, где-то внутри проводов.
я вижу тебя, ты видишь своё альтер-эго,
и пальцы все пляшут, все бегают, бегают, бегают...
аз есмь. ты собрал меня снова из знаков и слов.

@темы: стихи

15:03 

кризис внятности
потрясающее. вовремя.

есть разная трава что жжёт едва и может повториться
растет язык во рту растет в рукаве рука я не знаю куда мне деться

человек подошел ко мне с лисой стану ли я лисой
человек подходящий ко мне с ножом угостит ли меня с ножа
человек повернувший меня вспять поверни опять

я кормлю в груди дурака будто есть кто то свыше
он смотрит в мое сердце ломает мое окно
я хороший в детстве а потом не то

это ты добавляешь меня в молоко
добавляешь меня в мышьяк
хотя я уже далеко

что то приходит в гости к нам как вода
что то приходи в гости как рассвет
так замечаешь разницу в проводах

не знаю это дороги последнего языка
по ним никто не идет и горит свет

Сергей Сдобнов

@темы: стихи, сети и бредни, как трудно быть (с)

21:49 

кризис внятности
выживут только любовники и мы с тобой - поодиночке.
тёмной ночью,
когда снег за окном густ и не видно луны,
приходи смотреть мои сны,
перебирать их тонкими длинными пальцами.
пятипалые
звери проходят сквозь них, оставляя следы на снегу.
я могу
ждать тебя денно и нощно, рассветно и сумрачно.
там, на дне моего времени, точно в сумке,
болтается пара самых важных и правильных слов.
звери мои гадают на третье число
полнолуния, сидя в кругу, поднимая добрые морды.
нынче я - снежное море,
и ты приходи на меня посмотреть.
я на треть
состою из воды, на треть - из дыхания
твоего,
на последнюю треть - из того,
что случается между водой и дыханием:
снег умирает на коже
губ,
и ты слижешь холодную пресную каплю
неосозанно...
я сберегу
это в памяти,
чтобы после вплести в свои сны.
мы вольны
выбирать не друг друга,
ходить сторонними тропами,
собирать в заклинания множество разных имён,
не носить друг друга в авоське у самого сердца.
помнишь, в детстве
мир казался огромным, но нам было весело в нём.
нам и нынче не страшно
не видеть друг в друге чудесного:
мы бежим, мои звери и я, легкий ветер и снег.
если хочешь, то можешь прийти на меня посмотреть,
полистать мои сны.
в них нет твоего отражения.
ты напрасно боишься смотреться в мои зеркала:
там ни лжи, ни опасности нет, только холод стекла,
только звон серебра между снегом и тёплым дыханием,
только ночь.
мы выживем поодиночке,
и никто нам не сможет помочь.

@темы: сказки больного горла, стихи

21:46 

мальчик никто

кризис внятности
мальчик никто никому ничего не должен.
нынче ноябрь, он цепляет на шторы "дождик",
серебристые нити, как будто бы скоро праздник.
мальчик никто бродит по улицам праздно
до самого вечера, а затем в заброшенном здании
городской больницы на прокуренном грязном матрасе
он вдыхает зелёный дым, ощущая себя раздавленным.
но какая разница, кто его нынче трахнет.
какая разница. он привычно ерошит волосы,
привычно смотрит в пустой оконный проём
и лениво думает: "сволочи. люди сволочи.
мир - дерьмо, как я рад, что родился в нём."
мальчик никто таскает с собой рюкзак,
где между презервативов и леденцов
болтается плеер, дневник и крепкий коньяк,
перелитый в бутылку от "колы". в конце концов,
мальчик никто сам себе выбрал имя,
сам себе выбрал правило жить без правил.
условно взрослые, живущие рядом с ним,
удобную ложь его принимают за правду,
условно взрослые не ломают его игру,
берут его деньги и без стука не входят в комнату,
и с ними он никогда не бывает груб.
а что происходит под одеялом скомканным
ночью - это, в общем, не их печаль.
он пишет слова, чтобы можно было молчать
о самом главном, о чем никогда ни с кем:
ему двадцать восемь. он одинок. совсем.

@темы: сказки больного горла, стихи

12:39 

Блодуэдд

кризис внятности

простите мне, боги мои, я скоро сорвусь,
оперюсь в лесную полуночную сову,
потому что сил моих больше нет терпеть,
потому Блодуэдд мне имя ныне и впредь,
в нем сплетаются тесно кольцами blood и blot,
отдаётся горечью горькой вода болот,
и за дробью сердца отчётливее слышна,
оглушительней и отчаянней тишина.
простите мне, боги мои, я скоро сорвусь,
возвращусь обратно в листья, цветы, траву,
и свернусь в зерно, и вылуплюсь из зерна,
и никто не сможет больше меня узнать.
из зерна прорастет не дерево, а перо,
в острый клюв свернётся вялый, безвольный рот,
и в глазах засверкает золото, в пальцах - медь,
потому что сил моих больше нет терпеть.
прорастай пером совиным, былая боль,
мы выходим из боли в быль, чтобы стать собой.

@темы: стихи, сказки больного горла, картинки

23:32 

Золотая пряха

кризис внятности
там, где чудища живут,
где давно по имени не зовут,
где у самых губ замирает звук,
где нельзя и думать касаться рук,
там и днём ночь, и ночью ночь,
неужто никто не придёт помочь?
цвета золота пряжа, пряжка, зерно,
кто он, знает веретено.
семь правдивых историй и семь врак,
девять блюд на свадьбу, красный колпак,
и на двери едва различимый знак,
кто сумеет его узнать?
под луной зерно на земле блестит,
он считает только до девяти,
подкрадись к окну его и гляди,
только помни: успей уйти,
только помни, вернись ко мне до светла,
чтобы он не успел сделать мне зла,
принеси мне зёрна, сложи в слова,
научи, как его назвать.
там, где с губ легко срывается звук,
превращая красный колпак в золу,
там, где имя заканчивает игру,
больше чудища не живут.

@темы: сказки больного горла, стихи

22:11 

* * *

кризис внятности
это не было паникой,
соленой водой, растворившей тишину комнаты.
это было памятью,
пришедшей напомнить, кто ты мне.
вечер тих, вечер густ,
вечер хрусток от снега, сошедшего наземь.
вечер груб.
я опаздываю
на именины своей тоски.
в пальцах не осталось ни капли нежности, только наждачность.
обручем сдавливает виски
холодная, нерастраченная,
неизбывная ненависть к своему времени,
к своему имени.
у моего мифа вымерла
сердцевина, иссяк источник у корней вековечного дуба,
губы
мои пересохли, у горла не выпросишь голоса.
господи,
бог всех игрушечных, бесполезных, таких же, как я:
этот миф не удался, я - призрак нелепых историй,
тихий стук в расплескавшейся в небе холодной ночи.
сколько можно тащить
на плечах эту глупую голову,
гулкий колокол,
пустоту в костяном чердаке?
поломанной куклой, заброшенной в угол,
я сижу, повторяя по кругу простые слова.
вечер тих, вечер густ,
вечер хрусток от снега, сошедшего наземь.
вечер груб.
одноглазым
великаном стоит в темноте порыжевший фонарь.
трудный дар
и огромная боль понимать, как устроена быль.
ты мне был
больше были и боли, и слова, и мифа, и гордости.
это не было паникой
в каплях солёной воды.
это было горстью
мгновений, петлёй сигаретного дыма,
это было попыткой заполнить свою пустоту.
миф погиб.
от него остался чуть слышимый стук:
ненужная кукла моргает, ресницы дрожат,
повторяет простые слова:
мне жаль, что так вышло. мне жаль.

@темы: стихи, сказки больного горла, лирическая порнография

22:58 

* * *

кризис внятности
обнимает во сне - за плечи,
шепчет: "станет легче,
вот увидишь, ну, а пока
снег за окном - белый-белый,
спой мне песню, что - помнишь? - пела,
про город и облака".
обнимает во сне, как друга,
руки спасательным кругом
становятся, и щекой
к щеке, и не важно, кто я,
что я нынче такое,
и как мне живётся - такой.
сколько мне ошибаться?
на истерзанных пальцах
места живого нет.
обнимает во сне за плечи.
утром глаза калечит
слабый неверный свет,
снег, от тепла раскисший.
кажется горьким привкус
потери на языке,
плечи стынут и зябнут.
гулко стучит декабрь
в левом моем виске.
утро льётся из крана.
поздно, а может рано,
может, уже вчера,
легче и правда станет.
снег чернеет и тает,
память стирает фраз
чёткость.
под яркой чёлкой
прячу горячий лоб.
пусть мне хоть на день хватит
тёплых этих объятий.
только бы помогло.

@темы: стихи, творчество и около того

Там, где чудища живут

главная