23:58 

Питер. День 4.

bad_gateway
кризис внятности
Ночью мне снились тараканы, грибы, растущие на шляпах, и поездка в автобусе - в раздолбанном старом пазике, за рулем которого был муж моей сестры, похожий во сне на мексиканца.
Когда я проснулась, шел дождь.
Поев, я решила, что дождь - это прекрасно, во всяком случае лучше, чем мексиканская сушь, и выгнала себя на улицу. Ходить. Доверять ногам.
Ноги, надо сказать, обрадовались этому факту неимоверно, и сначала - на пробу - завели меня в маленький магазинчик косметики. Удачно так, надо сказать, завели: несмотря на обилие розового в отделке интерьера, девочки-консультанты оказались очень милыми, вежливыми и доброжелательными. За пять минут подняли мне настроение, и мои счастливые ноги повели счастливую меня дальше. Сначала голова пыталась вмешаться в процесс, требуя цели (в виде, например, магазина игрушек, в котором можно было бы купить подарок дочке), поэтому голову временно пришлось отключить, пообещав ей поискать магазин в конце прогулки.
В результате долгих петляний, блужданий и нарезания кругов, собрав по дороге лужи, два памятника - какому-то греку со сложным незапоминающимся именем и г-ну Некрасову (которому явно слегка нарастили бороду), я вышла сначала к консульству Кореи - скромная такая, ничем не примечательная дверь; намеком на то, что она здесь не просто так могла бы служить только надпись на табличке и фотография с красивыми азиатками, выделывающими какое-то па национального танца; затем - к магазину академической книги, с которым все обстояло с точностью до наоборот: за довольно громким названием притаился маленький букинистический магазин научной литературы. И я, конечно, ушла оттуда не с пустыми руками. В моей жизни есть две неубиваемые страсти: обувь и книги. И если с первой я худо-бедно справляюсь, демотивируя себя отсутствием средств, то справиться со второй в магазине уцененки просто невозможно. Правда, На Николая Гумилева я так и не смогла разориться: жаль было гонять бабушку к витрине. Зато я оценила степень накрутки на книги в нашем Читай-городе. Ребята просто охренели.
Урвав себе три "академических" книги, я, совсем уже счастливая, потопала дальше: разглядывать дома, нахохлившиеся под дождем со снегом, смотреть на людей - хмурых и взъерошенных по случаю понедельника. Чем дальше от центра, тем больше люди становятся похожими на людей в ноябре: на девушках меньше косметики, на бабушках больше авосек, на мужчинах больше джинсов и на всех меньше пафоса. Человеческие люди вдали от центра наконец перестают быть фасадами непонятно чего и начинают жить обычную жизнь. И это делает город городом, а не местом паломничества. Городом, который живет. Просто живет. Дышит.
Я видела сегодня Питер тихим и уставшим. Немного грустным. И очень живым. Настоящим. Я не знаю, как это лучше сказать. Пока я шла по улицам, то торопясь, то почти останавливаясь, я поняла одну вещь: он хочет понравиться всем или почти всем, кто сюда приезжает. И он устал соответствовать придуманному о себе мифу. Многим придуманным о себе мифам. По крайней мере мне сегодня он показался таким. Сам показался, не морок подсунул, просто повернулся каким-то боком, которого я раньше не замечала. Столько красивых вывесок, громких названий, шикарных витрин, призывов и блестяшек: "Смотри на все это, но не замечай меня!" - вот тебе сувениры, магниты, елочные игрушки, виды старинных зданий, еда, посуда, вот тебе шмотки всех цветов и размеров, флаги, гирлянды, звуки... Словно в сказке, он предлагает испытание - роскошью, культурой, навязанным культурой мнением о себе. Пока я шла, я поняла, что все это мне не интересно. Не интересны музеи, галереи, выставки, концерты. Не интересны магазины. Не интересны туристические маршруты. Я хочу просто идти по улицам и смотреть по сторонам. Слушать людей и город. Мне хочется пройтись по его садам и скверам в будний день, когда там никого нет, только странный мокрый - песок? - такого красного оттенка, и черные руки деревьев, нерастраченной нежностью касающихся неба. И тишина. Мне хочется касаться стен его домов, таких красивых и странных, жмущихся друг к другу в поисках - тепла? Мне хочется просто быть внутри этого места, как в шкатулке с секретом, который обязательно откроется, если не торопиться, и если не повторять за другими, разглядывая крышку и нажимая на одну и ту же кнопку, которая заставляет шкатулку играть давно всем известную мелодию. У этой шкатулки множество мелодий, я уверена. И мне нравится знать, что не все они звучат сразу. Мне даже нравится знать, что в этот раз я не услышу и половины.
Я шла и шла, и ноги мои вели меня и вели, пока я не попросила их вывести меня к дому, с чем они и справились, причем на этот раз безо всякого навигатора, использование которого при нынешних обстоятельствах было бы просто свинством и предательством.
По дороге нам с ногами попался какой-то торговый центр, в который мы забрели... Мда. Забрели. В этом месте счастливая часть истории о прогулке сменяется трагическим воплем моей жадности, проклинающей мое расточительство. С другой стороны, я купила ребенку подарок. И, может быть, куплю еще, если мне удастся усыпить совесть. Откровенно говоря, никому, кроме дочки, мне не хочется ничего везти из Питера, как бы это ни звучало со стороны. Дорогие дяденьки и тетеньки, обломитесь. Я поехала сюда не для того, чтобы бегать по городу в поисках сувениров для вас. На этом тему подарков считаю окончательно и бесповоротно закрытой. Аллес.
На волне транжирства, охватившей меня в ТЦ, я еще и в продуктовый магазин зашла. И купила себе еды. И теперь думаю, как я все это буду пытаться "уговорить" до четверга... Мда. Денег мне давать нельзя. Я их трачу. Бездумно, бессмысленно и беспощадно. Между прочим, я полагаю, что это - следствие долгого опыта отказывания себе во всем, кроме необходимого. И потому, когда появляется мало-мальски свободная сумма, я теряю волю и разум, а также способность оценивать свои запросы объективно.

Вернувшись, я напала на еду. Причем обнаружила в себе свирепого хищника, способного поглотить целую 300-граммовую лазанью, два бутерброда со шпротами, один творожный сырок и нефиговую кружку чая. Сама одурела от такого обжорства, и решила, что раз я набралась калорий, то надо их тратить. В планах на вечер был поход в кино.
Вообще-то прямо в десяти минутах ходьбы от места моей нынешней дислокации есть кинотеатр "Нева". Казалось бы: хотел кино - получи, и идти далеко не надо... Но такие простые расклады не для нас, отважных покорителей неизвестных пространств. Хрена с два я пошла в "Неву": выбор сеансов там был маленький и совсем не соответствовал моему представлению о прекрасном. Моему представлению о прекрасном вполне соответствовал перечень сеансов в "Доме кино", но что-то заднее, среди интеллигентных людей именуемое интуицией, почему-то воспротивилось этой идее. Ну, раз уж у нас с ногами и отключенной головой сегодня случился день интуитивного постижения мироздания, я решила сыграть вслепую. То есть действительно вслепую: пошла на сайт, где перечислены местные кинотеатры, и ткнула ссылку, в которую попала, поводив мышью по экрану с закрытыми глазами. Это оказался кинотеатр "Дружба", на мое счастье - далеко, но вменяемо: можно добраться на метро, и от метро не надо ехать на общественном транспорте. Список сеансов, правда, кгхм... Теоретически, можно было развеять скуку и остаться на "Киноклуб" - там идет ретроспектива Федерико Феллини. Поехала я в сомнениях - Феллини или не Феллини, но, добравшись до места и повертев в руках рекламку, решила, что голливудская жвачка меня сегодня устроит больше, чем итальянская паста.
Описывать фильм не буду. У Голливуда явная импотенция головного мозга, поэтому даже сказать, что сюжет "высосан", нельзя, но это было именно то, чего мне не хватало в этот вечер: истории с претензией на документальность и знакомых рож в главных ролях.
У меня наконец-то чудесным образом меняется отношение к кино, как искусству. Раньше в этом отношении было явно больше доверия, теперь я, наконец, приблизилась к пониманию целей этого жанра и способов его воздействия на зрителя. Пожалуй, я и правда лучше вернусь к книгам.
А сам кинотеатр - довольно забавное место: он занимает часть здания, в нем два небольших зала, очень уютно. На входе сидит интеллигентная бабушка, которая воспринимается, как голос места. Совершенно очаровательная женщина с хорошо поставленным голосом советского диктора.
А еще в холле уже стоит условно наряженная ёлка: на макушке ее красуется несколько покосившаяся (понедельник же!) звезда, а крестовина, на которой она стоит, замаскирована мишурой с блестками.
Я не знаю, как бывает по выходным, но сегодня персоналу явно было лениво обращать внимание на зрителей, но в этом не было пренебрежения, скорее - неторопливость. И рекламы перед сеансом тоже не было. Зрителей было мало, меньше десяти человек: понедельник же, ну.
Но самое поразительное во всем этом - цена билета.
Дорогие товарищи, бейтесь головами об пол и рвите на себе тельняшки с горя: за билет на вечерний сеанс - 18.30 - я отдала... - 100 рублей. СТО РУБЛЕЙ!!!! Никакой разницы в качестве изображения с нашими якобы "крутыми" кинотеатрами. А звук отстроен еще и поадекватнее, чем у нас.
У меня ощущение, что Иваново - это город жлобов. Я сижу и думаю: почему в городе, который, казалось бы, должен зарабатывать на туристах, я могу сходить в кино за сто рублей, а в городе, где самый высокий процент безработицы на всю страну, я заплачу за сеанс на тот же фильм в то же время в 4,5 раза дороже? Где логика? Где разум?..

Примерно с такими мыслями я шла по Московскому проспекту после сеанса обратно в сторону метро.
Московский проспект показался мне особенной улицей. Мне там было очень спокойно и уютно, несмотря на то, что он - широченный, и машин огромное количество, и автобусов с маршрутками всяческих... Но вечер... Общее безлюдье... Брусчатка под ногами. Какой-то ярко освещенный подъезд, в пролетах лестниц которого - цветы, цветы, цветы... У девушки, идущей навстречу, удивительного цвета глаза - радужка, ярко-синяя по краю, а в центре - коричневая и зеленым. Не знаю, как мне удалось это разглядеть. Другая - в смешной вязаной кепке и в разноцветном растафарианском шарфе. Мальчик, озябший на сыром ветру, пытающийся упрятать тонкую шею в вырез толстовки. И огни, огни, огни...
Когда я дошла до Парка Победы, а он огромен, надо сказать, я поняла, что не могу спуститься в метро, пока не дойду до воды. И вместо того, чтобы спускаться под землю, пошла по земле. я шла и шла, мерила шагами парковые дорожки, и думала, что здесь - на этой улице, в этом парке - все, наконец, правильно. И я правильная, в правильном месте, в правильное время.
Когда я дошла до воды - до пруда - я вдруг увидела, китайский фонарик, вылетевший из-за дальних деревьев. И, пока он не успел погаснуть, я загадала желание. А потом бросила в воду пару монеток. Я никому не расскажу о том, о чем говорила с водой. С утками. С облачным небом. С ветром. В шкатулке с секретом много разных отделений, на мою долю тоже найдется, я думаю.

Путешествие закончилось забавно.
На выходе из метро на площади Восстания уже стоит елка. Искусственная, само собой. Под елкой, как четыре запоздалых масленка, приросли к мостовой четыре товарища - сопливые и неадекватные, потому что vodka ясности ума и поведения не способствует. Двое еще держались на ногах, один присел на мостовую и пытался чесать ушанку, сдвинутую на одно ухо, а вот четвертый, явно недовольный своим пребыванием на земле, захотел высоты и, с трудом отделив себя от тверди, полез на ёлку. Товарищи звали его свистом и жестами, но он не унимался. Его пестрая ШУБА хлопала на ветру, как парус, и в целом картина выглядела, как медвежий бунт против городских реалий. Весьма колоритно.
Потому домой я шла, улыбаясь, как блаженная.

@темы: сказки больного горла, радости, волшебство

URL
   

Там, где чудища живут

главная